Kommissar
- Ватсон, вы пидор? - Холмс, как вы догадались? - Я не догадался, я спросил...
Название: Нездоровые наклонности
Автор: Kommissar
Фандом: ориджинал
Персонажи: Леон/Оуэн
Рейтинг: PG-13
Жанр: Romance
Размер: мини
Саммари:
we’ve got forever
slippin through our hands
we’ve got more time
to never understand...
(с) the glitch mob


- Эй, что это ты делашь?
Молодой человек наклонился над коллегой, привычным жестом скрестив руки на груди.
- Ничего... - улыбнулся коллега, и вдруг подмигнул ему.
Оуэн удивленно поднял брови.
- Это как понимать?
Леон снова загадочно улыбнулся, но ничего не ответил. Он продолжил рисовать мужские безликие силуэты абсолютно обнаженных людей, что точно не являлось рабочим заданием. Карие глаза надзирательно следили за линией пера, вернее ручки, которую держал Леон.
- И зачем... - парень на минуту запнулся, в потаеный уголок его подсознания закрался совсем уж очевидный и абсолютно непостижимый ответ. - Зачем ты это рисуешь?... Тебе, что нравятся...
Оуэн хмыкнул, и замолчал. Ему вовсе не хотелось, чтобы коллега ответил положительно на столь прямой намек. То есть, он, конечно, ничего не имел против гомосексуалистов, но и общаться с ними на прямую тоже не горел желанием.
Леон оторвался от рисунка и посмотрел на Оуэна, прямо в глаза, снизу вверх.
Молодой человек не раз замечал, какой у коллеги пронзительный и глубокий взгляд. Вернее, сами глаза не были глубокими или там, глубоко посажеными, нет. Просто, от этого взгляда у Оуэна возникало чувство, будто Леон вдруг узнал самую страшную из его тайн, самую запретную, самую тайную. Что как будто он мог ее кому-то рассказать, с кем-то поделиться. Выдать его, даже просто - в шутку...
Чтобы хоть как-то разрядить сложившееся напряжение, парень кашлянул и как-то неестественно улыбнулся в ответ. Неестественно - потому что улыбка была не настоящей, не порождением желания, а скорее порождением нежелания.
Темные пушистые ресницы Леона тихо и плавно качнулись, закрывая и открывая ненасытный неопределенного цвета зрачок, изучающий поспешно краснеющего Оуэна.
- Ну что уставился? - выдавил из себя парень. - Не хочешь отвечать - не надо...
- Почему, не хочу? - удивился коллега. - Хочу!
"Что???" - чуть было не подавился дымом молодой человек, не сразу поняв, к чему относится последнее слово. Он сильно закашлялся, закрывая рот кулаком. Заботливая рука несколько раз хлопнула его по спине.
- Спха-кха-кхасибо! - прозвучал хриплый ответ на эту обычную помощь.
- Не за что, - прозвучал тихий голос у самого уха.
Оуэн забыл, что закашлялся, забыл от чего. Он стоял, прикрыв рот рукой, с некой опаской глядя в неземные зелено-карие глаза, каким-то образом подкравшиеся так близко.
- Спасибо... - снова поблагодарил парень своего коллегу, уже по-настоящему опасаясь за сохраненность собственных секретов, которых ни разу ему не говорил. - П-почему ты так смотришь?...
Леон стоял близко, слишком близко, так, что их тела невольно соприкасались, словно существуя отдельно от своих хозяев.
- Потому... - его слова превращались в шепот, поглощая тишину, делая ее своей рабой.
Оуэн понимал, что надо бы это остановить. Эту глупость. Эту гадость, которая грозила вот-вот произойти. Он чувствовал, как онемели собственные губы, как будто на них положили кусочек льда.
Они смотрели друг другу в глаза, и никто не собирался уступать. Леон был выше его почти на голову, и теперь это он смотрел на молодого человека сверху вниз. Ну или почти так. От коллеги веяло чем-то сладким, сахарной ватой, печеньем с молоком, каким-то далеким, но таким притягательным запахом из детства. Оуэн глубоко вдохнул этот запах. Запах детства, которого у него никогда не было. Не было, потому что...
- Что?... чртпдери!... - слова, застрявшие в горле, с трудом выбирались наружу. Как будто невидимая ладонь не давала ему этого сделать. Заорать. Что черт подери происходит??!??! Он уперся руками в серый свитер, который совершенно откровенно теперь прижимался к его телу. Две могучие... нет, просто две руки сильного парня обнимали его с обеих сторон, сдавливая, не давая сопротивляться, вырваться, отступить... Позволяя только глупо биться в его объятьях, как мотыльку в банке.
- Оуэн... ты меня слышишь?... - сквозь шум в голове разобрал он собственное имя. И невольно открыл глаза - испуганные глаза маленького мальчика, брошенного всеми, оставленного на произвол судьбы и самому себе. - Оуэн...
Шепот проникал в голову, подобно змеям, смешиваясь с мыслями. Где правда, где вымысел... Только нежные сильные руки скользили по его телу, успокаивая, убоюкивая... как маленького.
Хотелось уткнуться носом в незнакомое плечо и разреветься, просто и душевно. Выплакать все, что настрадал, все, что наболело. Оуэн тихонько шмыгнул носом. Почему-то стало все равно, узнает его тайны Леон или нет... Он обхватил руками широкие плечи, отдаваясь этому странному ритму неизвестного танца. Позволяя себя обнимать, позволяя чужому подбородку упасть на его плечо, и шелковым волосам, пахнущим ореховым маслом, коснуться его щеки. Позволяя... губам... медленно прикасаться к его шее... таким ненавязчивым, холодным и горячим одновременно... Без всяческих "можно?"... Без каких-либо слов. Заползать теплым рукам под рубашку... Если закрыть глаза, то как будто ничего и нет. Как будто это - сон - безмятежность.
Леон мягко оттолкнул его от себя и моментально подался вперед, легко и непринужденно овладевая его губами - мягкими и горькими от слез.