23:00 

Kommissar
- Ватсон, вы пидор? - Холмс, как вы догадались? - Я не догадался, я спросил...
Название: Последняя боль
Автор: Kommissar
Фэндом: Ориджиналы
Рейтинг: PG-13
Жанры: Ангст, Даркфик
Предупреждения: Смерть персонажа
Сюжет: Что теперь горевать, когда моя любовь не сумела его удержать? Ночь расколота, его больше нет здесь со мной. Вот и всё. Кто-то поёт вдалеке, совсем далеко, и бунтует душа, сознавая невозвратность потери. Глаза мои ищут его, сердце ищет его. Бесполезно – его нет здесь со мною. Возможно, я не люблю его больше, а, может, люблю еще больше? Наша любовь была коротка, но вот забывать ее приходится мучительно долго. Потому что та ночь, когда я обнимал его тело, была так похожа на эту, и душа не хочет смириться с признанием потери любви. Верю, это будет последняя боль, причинённая им, а этот сонет – последним, написанным для него этой ночью...
Размер: мини
Статус: закончен

Оуэн лежал с открытыми глазами. Свет луны из окна казался необычайно ярким. Синее небо - теплым и свободным. И только он один - в полупустой квартире - самый одинокий человек на земле.
- Ты чего не спишь? - послышался голос жены за спиной.
Он не ответил. И как она вообще узнала, что он не спит? Он ведь так старался...
- Оуэн... - ее крохотная ладонь легла на его плечо.
Прикосновение легкче бабочки, нежное и в тоже время настойчивое.
Он попытался поймать ее руку своей, но она ускользнула.
- Так и знала, что ты не спишь, - он чувствовал, как она улыбалась, он видел ее улыбку, он ее знал.
- Ну не то чтобы не сплю... - произнес он осипшим голосом, разворачиваясь к ней.
Ее милое лицо оказалось напротив его. Темные, намного темней его собственных, глаза смотрели из-под густых ресниц. Он коснулся рукой ее щеки. Она повернула голову, касаясь губами его ладони... Оуэн улыбнулся.
- Ну что ж, пора спать? - он демонстративно закрыл глаза, продолжая поглаживать лицо жены.
- Угу... - выдохнула она.
На этот раз Оуэн действительно заснул. Провалился в сон, утонул в нем. Беспокойство несколькихх последних ночей оставило его. Он лежал, закутавшись в одеяло, как котенок спрятав лицо в подушку. Ему не хотелось, чтобы кто-то видел страх в его глазах. Он боялся, что та, с кем он поклялся разделить свою жизнь, вдруг поймет, что его сердце принадлежит не ей... Он был уверен, что она почувствует, поймет по какой-нибудь части его поведения. Еще он боялся, что запах Бауэра смешается с его собственным, и будет отдавать изменой... Но Кира молчала, ничем не показывая, что о чем-то знает. Хотя в глаза жене Оуэн боялся смотреть все чаще и чаще. Он так надеялся, что их с Бауэром отношения найдут свою волну, что теперь почти проклянал свою настойчивость в этом вопросе. Он не хотел, чтобы все закончилось. Он не думал, что все так далеко зашло. Ему казалось, что каждую ночь он спит один, не смотря на присутсвие верной любимой женщины, к которой он возвращался каждый божий день, завершая свою работу. Его жизнь почти подерлилась на два совершенно не совместимых мира. Того - где он был и королем и пешкой, где его любили, боялись, уважали. И того, в котором он всегда был нежен, добр, ласков, иногда даже чересчур. Он был уверен, что никто на работе не смог бы в "домашнем" Оуэне узнать заносчивого и брезгливого "рабочего" Оуэна... Парень вздохнул, были периоды, когда ему действительно нравилось так жить. А потом появился он... Все произошло так незаметно, как бывает только в фильмах. Оуэн давно перестал верить в сказки, но в этот раз волшебство взяло над ним верх. Бауэр, мужчина, которому он подчинялся внезапно перевоплотился в его лучшего друга и наставника, на которого сам Оуэн хотел быть хоть каплю похожим. Они вместе ездили за строй-матерьялами когда было нужно. А иногда задерживались до самого позднего времени. Болтали обо всем. Бауэр был чудесным собеседником! С ним было интересно, не скучно. И не только потому, что он директор, и так надо. Нет, он был просто человеком, с которым Оуэн нашел общий язык с пол оборота...
-Оуэн, ты снова не спишь?...
Да черт подери, сколько можно?! Кира словно видела, когда его глаза были закрыты, а когда открыты. Даже в полнейшей темноте. Как ей это удается...
- Хмм?... - попытался отмахнуться он, когда почувствовал мягкое прикосновение.
Бауэр поступил бы иначе... Вернее, с ним в постели Оуэн редко бы спал. Что-то горькое подкатило к горлу, он вцепился пальцами в подушку. Почему все так?.... Он закрыл глаза. Беспокойство жены сводило с ума, но он не мог не думать, об обиде нанесенной другим человеком. О чудовищной несправедливости, которая, как вечная спутница, поджидала его за каждым углом. Почему, человек с которым так все хорошо текло, вдруг решил порвать, нет... растоптать их отношения?...

"- Пойми, Оуэн, - промямлил Бауэр, поправляя очки, - ничто не вечно. И ты бы мог это знать... или хотя бы догадоваться.
- Вот значит, как... - буркнул в ответ директору юноша, - Бросаете меня не произвол судьбы? Интересно только... многих вы так... провели?
Начальник нервно кашлянул.
- Не твое дело.
- Неужели...
В глазах Бауэра мелькнуло уже знакомое презрение.
- Именно так. Но... если сильно надо - то до тебя, я не изменял жене ни разу.
С этими словами, которые судя по всему были финальными, мужчина вышел за дверь. И Оуэн остался один. На тот момент он даже не догадывался, насколько один...."

- Пойми... - прошептал он подушке, котгда жена, наконец, заснула. - Пойми меня... - пробормотал он, чувствуя, как глаза пекут от горячих колючих слез. Он не должен так это воспринимать. Это всего лишь игра...
Целая жизнь - игра. И люди в ней - марионетки. Оуэн вздохнул, хватая губами теплый воздух спальни.
- Пойми... -прошептал он в темноту, вспоминая, с какой интонацией произносил эти слова директор. И эти слова относились к нему. Он тогда старался отсаваться беспристрастным - все? ну так все. больно надо! Но на самом деле...
Оуэн снова зарылся лицом в подушку.
Никто и никогда не пытался понять, почему он такой. Что происходит с его характером, почему он внезапно срывается на других. От чего карие, совершенно неинтересные своим узором глаза - постоянно в окружении угрюмых теней и красный синяков... Не выспался, подумаешь! Кто сейчас высыпается! Но только один знает ответ. Только один человек знает причину пожухлого света в уставших глазах. И только он несет за них ответственность....
Оуэн встал и вышел на балкон. Луна манила своей неестественной белизной. Как много глупостей совершено под ее серебристыми лучами? Сколько поэтов и музыкантов воспевали ее мраморную красоту? Но почему-то именно в объятьях ее холодного света, Оуэн чувствовал себя не таким чужим самому себе. Что-то было родное в этой ночной немоте. Странно, но в эту ночь даже машины не беспокоили установившуюся тишину. Оуэн улыбнулся, потирая лицо рукой. Он наткнулся на влажные следы от собственных слез. Сколько еще так может продолжаться?... И вдруг какая-то мысль озарила его лицо. Он быстро обернулся, глядя в спальню, на ту, которая спала на его кровати.
Она ничего не узнает... - шепнул ветер в открытом настеж окне. - Ну и пусть...
Бауэр нетерпеливо жал на клавиши непослушной машины. Подумать только, он уже час на работе, а персонала еще нет. Сетт клялся, что с Риззом они еще вечером условились поехать в магазин за товарам, но об Оуэне они не знают. Что черт подери происходит?! Его мобильный молчит, домашний не отвечает... Как спрашивается связаться с человеком, который ездит каждый день с другого города, и меет обалденную привычку вечно опаздывать?...
Наконец затрещал новогодний мотив.
- ДА? - крикнул Бауэр в трубку, даже не глянув, кто звонит.
Его насторожило тягостное молчание в ответ. Не полная тишина. Он слышал, как кто-то тяжело дышит на том конце. Но сердце уже испуганно катилось вниз.
- Что? -торопливо произнес он, уже заренее уверенный в чем-то совершенно ужасном.
- Простите... - услышал он женский голос. И на какой-то миг его прошибло облегчение, что кто-то просто ошибся номером. Он оторвал трубку от уха, надеясь увидеть неизвестный набор цыфр. Но тут же волнение с силой вышвырнуло его из реальности. Это был "Оуэн".
- Что... что случилось? - пробормотал он, не узнавая собственного голоса.
- Мне очень жаль... Оуэн... не сможет... - голос казался похожим на живой хрусталь, хрупкий и легко бьющийся.
- Он... он... он же не...? - внезапный приступ паники окружил тело мужчины.
Только не говорите мне, что он умер...
- Он... покончил с собой... - ее голос был словно издалека, глухой и безжизненный.
- Как... - выдохнул Бауэр, чувствуя, что уже не требуется продолжать вопрос.
- Он выбросился из окна.
Словно в этой темноте, тянувшейся между ним и ей, он услышал тихий скрип несмазанных петель окна. Тихий, почти неслышный шорох его одежды, когда он карабкался на окно... Короткий взгляд вниз, и.... прыжок в бездну..
Сердце Бауэра бешенно заколотилось.
- Нет... только не это...
- Вы мне можете объяснить, как это вышло?... - вдруг спросила девушка, почти нормальным тоном.
- Что?... мысли Бауэра клубились кучей, не давая полезной информации.
- Почему он решил покончить с собой?
- Я... я не знаю... - выдавил мужчина, чувствуя, как ладони непривычно влажнеют, крепче сжимая черную трубку телефона.
- А мне кажется... - теперь ее голос казался слишком жестоким, - знаете.
Бауэр моргнул, и тут же почувствовал, как по щеке что-то скатилось, и затем шлепнулось на чистый лист бумаги на столе.
- Я не...
Ее слова ледяной волной ударили прямо в сердце.
- Он говорил во сне... о вас. Это ведь вы - Бауэр. Не так ли?
Бауэр отрицательно закачал головой в знак протеста.
Но неумолимая дама твердила свое.
- Он из-за вас...
- Как вы смеете?! - отчаянно прокричал мужчина - Я любил!... - он всхлипнул, успокаиваясь, понимая, что ляпнул лишнее, и все же закончил, - Я любил его... Наверное, и сейчас...
- И все же это ваша вина, - повторила девушка. - Не знаю, что вы там сказали Оуэну, но в последнее время он был сам не свой. И не выдержал... это все.
Она повесила трубку, не давая Бауэру что-либо ответить.
Мужчина сидел, слушая короткие резкие гудки, вспоминая, как сам протянул руку дьяволу, решая, кто будет жить, а кто нет....

   

слеш слэш slash

главная