Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: house\wilson (список заголовков)
19:06 

Freakoid
Ghosts can laugh but they're already dead
По мотивам www.fanfiction.net/s/5113628/1/Lollipop
«Чупа-чупс»


Уилсон сидел у себя в кабинете один. Ему не хотелось работать, хотя перед ним лежала целая стопка карт пациентов. Ему хотелось хорешенько подумать над тем, что произошло сегодня утром.

Так что же случилось утром?
Уилсон зашел в кабинет к своему лушему другу-диагносту, и заметил, что тот как-то странно на него смотрит. Ничего удивительного, Хаус любит в упор смотреть на людей, смущать их своим разглядыванием и в тайне делать выводы. Но сегодня что-то было не так.

Потом Хаус «выронил» ручку и она упала на пол. Точнее, не упала, а полетела, потому что он ее практически швырнул, и невинно прокоментировал словом «Упс...». Уилсон обреченно вздохнул, показывая, что не одобряет такого поведения со стороны друга, но все равно нагнулся поднять ручку.

Потокать Хаусу не самая конструктивная тактика. Но от привычки быть полезным не так-то легко избавиться, не правда ли, доктор Уилсон?

И вот, наклонившись и взяв ручку, он почувствовал на себе взгляд Хауса. Взгляд, который его раздевал! Который мысленно оголял каждую часть тела онколога, с целью запомнить каждый сантиметр его тела.
Обычно, Уилсону нравилось быть в центре внимания Хауса, но сегодня ему было особенно ...приятно. Он даже повременил, чтобы выпрямиться и вернуть другу ручку.

«Из этого следует...? Как я мог быть таким идиотом, чтобы предположить, что...?» - думал
Уилсон теперь.
Но это было теперь.

А тогда он встал и повернулся к Хаусу, протягивая ему ручку. И ему показалось, что в глазах дигноста блеснула какая-то искра. Что-то такое, чего раньше он никогда не замечал. Или что-то такое, что прослеживалось во взгляде Хауса только тогда, когда он не знал, что на него смотрят; когда он сидел, к примеру, у себя в кабинете один.

Хаус, с легким прищуром, посмотрел на друга и иронично сказал:
-Благодарю.

Уилсон понаблюдал потолок секунды три, выдохнул, ничего не сказал, и вышел из кабинета, под предлогом срочного дела. Жаль, он не видел коварной улыбки на лице Хауса.


Теперь Уилсону было интересно, что бы это все значило. Он задумчиво покачал головой, прокручивая в уме утренние события и слегка наклонил голову, как бы смотря в след своим мыслям.

«Хаус просто шутил. Как и всегда. Это не новость». - подумал Уилсон, найдя, как ему казалось, оптимальное объяснение случившегося.

Как вдруг Хаус, как обычно, без стука зашел в его кабинет.
Уилсон знал, что научить Хауса стучать, прежде чем войти, совершенно бесполезная затея.
-Тебе чего? - спросил он автоматически, потому что знал, что одно из двух: либо Хаус прячится от Кадди, либо ему просто скучно.
-Ничего.

Уилсону показалось это странным, но он не придал значения, взял первую в стопке карту пациента и начал читать. А Хаус тем временем, молча устроился на диване напротив.

Обычно, тишина между друзьями была нормальным явлением, она никого не раздражала, ни кому не действовала на нервы. Даже наоборот. Но сегодня Уилсону было неприятно, что они не говорили. Он пытался сосредоточиться на работе, но не получалось.

Потом он услышал, как Хаус разворачивает обертку от «чупа-чупса». Уилсон медленно поднял на него глаза. Хаус развернул конфету и отправил ее в рот. Онколог перевел взгляд на карту у него в руках, стараясь не проявлять некоторый шок, который испытывал.

Он не прочитал и половину страницы, когда звук, поедаемой Хаусом конфеты, начал действовать ему на нервы.
Уилсон отложил карту, поджал губы от раздражения и поднял голову, чтобы взглянуть на Хауса. И тогда он встретился с ним взглядом: тот смотрел на него в упор, при этом облизывая, обсасывая «чупа-чупс» самым непристойным и вульгарным способами.
Хаус играл с конфетой, вынимал изо рта, проводил языком, снова отправлял в рот или за щеку. Он продолжал молча смотреть в глаза Уилсона, чуть улыбаясь.

Уилсон заволновался и сглотнул, он не мог перестать смотреть, как Хаус облизывает конфету.
Боже, его язык... Он работал так непристойно, так живо и так активно! - думал Уилсон.
Хаус прекрасно знал, какой эффект на коллегу производят его непристойные манипуляции с конфетой. За ними точно скрывались извращенные фантазии!

Потом Хаус неожиданно вынул изо рта «чупа-чупс» с громким мокрым звуком и встал с дивана.

-Ты... ты куда?
-Прогуляюсь.

Хаус сиял от гордости и хитро улыбался. Именно за этим он сюда и приходил — чтобы смутить Уилсона. И ему удалось это на пять баллов. Он еще раз хитро посмотрел на крайне смущенного, растерянного и взволнованного онколога и вышел из кабинета.

«Что это такое было?» - подумал он. Потом опустил голову и, взглянув на свою промежность, спохватился: «Гад! Что он натворил? Он за это заплатит».

@темы: house\wilson

19:05 

Freakoid
Ghosts can laugh but they're already dead
По мотивам www.fanfiction.net/s/5010248/1/Le_Piege
«Ловушка»


Уилсон направился в кафетерий, чтобы пообедать, как его, прихрамывая, догнал Хаус. Уилсон поставил салат на поднос и, продвигаясь к кассе, спросил:
-Тебе чего?
-Я имею право пообедать со своим лучшим другом, так? - невинным тоном возразил Хаус.

Уилсон, не скрывая возмущения, вздохнул. Как и бывшая жена, Хаус не договаривал, даже когда это выглядило наоборот.

Уилсон перевел свои карие глаза на синеглазого доктора и сказал:
-Ты просто так ничего не делаешь. Признавайся, чего ты хочешь.

-Чтобы ты проконсультировал моего пациента. Такой ответ тебя устроит? - ответил Хаус, принимаясь за свой стейк и «картошкой фри».

-Это всё? - Уилсон недоверчиво посмотрел в сторону коллеги.
-Да. А почему тебя это смущает?
-Потому что у тебя всегда что-то на уме... помимо консультаций и пациетов.
-Я забыл кошелек в кабинете, ты не мог бы...?

***
Они сели за стол и начали обедать.
-Слышал, ты пригласил Кадди в театр. И что было потом?
-Как ты... ?
-Рассказывай. Вы поехали к ней после спектакля?
-Нет. Мы поехали ко мне. И вместе провели ночь.
-Да ладно!?
-Шучу. На самом деле, после спектакля она пригласила меня на чашечку кофе и... мы провели ночь у нее.
-Да ладно!
-Все. Ты же понимаешь, что ничего этого не было, Хаус. Никто ни к кому не ехал. Мы даже в театр не ходили. У нее внезапно поменялись планы. - Уилсон начинал сердиться. - Ты что, ревнуешь, Хаус?

-Я? Никогда! - ответил Хаус и погладил икру Уилсона носком ботинка. Уилсон замер, потом зашипел:
-Прекрати сейчас же! Что ты делаешь?
-Ничего особенного. - Хаус продолжал смотреть на кареглазого доктора напротив.
-Ты... ты же сам сказал, что мы... не должны делать этого в кафетерии! Забыл?
-Знаю, знаю. - тихо ответил Хаус, продолжая гладить ногу Уилсона, двигаясь вверх к промежности. - Я не выдержу. Почему ты не зашел ко мне вчера, ведь вы не пошли в теарт?
-Я... у меня появились срочные дела ...в последний момент! Хаус, пожалуйста. - Уилсон захныкал от возбуждения.

-Через 5 минут. В твоем кабинете. - сказал Хаус, вставая из-за стола.
-Дай мне хотя бы 10! я хочу доесть...
-Если через 5 минут тебя не будет там, - Хаус понизил голос, склонился над Уилсоном, смотря на него с такой страстью, что тот начал краснеть, - то я отымею тебя прямо на этом столе, ясно?
-Я буду во время.
Хаус улыбнулся, довольный ответом, и пошел к лифту.

***
Уилсон быстрым шагом шел в кабинет. Он увидел Кадди. Нет, только не сейчас! Только не сейчас! - подумал он.
-Доктор Уилсон, мне нужно...
-Простите, нет времени! Срочная консультация. Меня ждут.
-Но... - Кадди не успела ничего сказать, как Уилсон с виноватой улыбкой скрылся за дверью своего кабинета.

Внутри его ждали задернутые шторы, и горячий Хаус.
-Ты опоздал. - начал Хаус хриплым, тихим голосом, обнимая его за торс и грубо целуя в шею.

-Я... встретил Кадди по дороге.... Она меня задержала. - оправдывался он, запыхавшись.
-Мм... Почему ты ее не взял с собой? Я не против провести время «втроем». - Хаус выдернул полы рубашки Уилсона из-под ремня и начал гладить его тело, продолжая целовать горячую шею.
-Хаус!
-Успокойся, Джимми. Это шутка.
-...Надеюсь. - Уилсон помог ему освободиться от футболки.
Поворачивая Уилсона к себе, он обнял его и прижал к краю письменного стола, целуя в губы.
Он опустил руку и нащупал то, что искал.
-Господи! - Уилсон простонал и выгнулся, и Хаус сжал рукой чуть сильнее. Потом еще раз поцеловал его, чтобы приглушить его стон удовольствия.

-Ты мой, Джимми. И я не хочу тебя ни с кем делить. - он попросил Уилсона повернуться к нему спиной и облокотиться руками о край стола.
Хаус растегнул его ширинку и опустил брюки и белье до шиколоток. Потом он быстро скинул с себя одежду и прижался к Уилсону, поглаживая поясницу и двигаясь вниз. Уилсон не сдержал стон. Хаус облизнул палец, чтобы смочить его, и медленно «вошел» в кареглазого доктора. Он нащупал тугое «кольцо» и погладил его. Уилсон только стонал, хныкал от возбуждения и что-то бессвязно говорил.
Когда Хаус дотрогулся до простаты, Уилсон резко выгнулся и громко застонал. Потом Хаус осторожно заменил палец на свой член. Он двигал бедрами взад-вперед, пытаясь найти ритм.
Уилсон еще больше прогнулся, чтобы Хаусу было легче двигаться внутри него.
Хаус задавал темп и взаимное возбуждение быстро росло.
Чтобы прибавить удовольствия Уилсону, Хаус обхватил его член рукой и постарался, чтобы его движения совпали с движениями его бедер.
Уилсон чувстовал, как он уносится в мир наслаждений и ощущений. Сердце стучало у него в ушах, давление наростало и он был на грани прекрасного финала.

Движения Хауса становились все быстрее и жестче и скоро он «вылился» в Уисона, тот догнал его через пару секунд, наполнив руку диагноста горячей белой жидкостью...


***
Уилсон пребывал в приятном «трансе» после секса, не замечания ни где он находился, ни сколько времени прошло. Хаус поросил его передать ему футболку.
Уилсон, наклоняясь за ней, застенчиво сказал:
Я тебя люблю.
Хаус кивнул, натянул футболку.
-Подай трость, Джимми. Нога...
Перед самым выходом, Хаус повернулся к Уилсону и сказал:
-Я тоже люблю тебя.

Уилсон улыбнулся. Этот кабинет уже никогда не будет прежним.

@темы: house\wilson

23:16 

«Спаси мою душу»

Freakoid
Ghosts can laugh but they're already dead
Хаус\Уилсон
ангст
пре-слеш
Перевод www.fanfiction.net/s/6233656/1/bSave_b_bmy_b_bs...
Все не мое.



В профессии онколога радости мало. Говорить людям о том, что их смерть будет медленной и болезненной, определенно не та работа, о которой мечтают миллионы. Но такова жизнь, и такова моя профессия.
Я сижу в кресле в своем кабинете. Я должен изучить карты некоторых больных. Проводя много времени утешая смертельно больных пациентов, вы привыкаете тяжело вздыхать время от времени.
Я замечаю белый конверт у себя на столе.
Что это?

«Джеймс,
Похоже я наконец обнаружил у себя сердце. Но дело в том, что оно устало. В чем смысл моей гребаной жизни? Посмотри на меня — калека, хронический ворчун и зануда полный сарказма и отвращения...Такие, как я вообще не должны рождаться на свет. А жизнь таких добрых и хороших людей, как ты не должны быть испорчены типами вроде меня. Думаешь, моя жизнь чего-то стоит, Джимми? Сомневаюсь...
Единственная вещь, которая держит меня на этом свете — твое присутствие.
Но сегодня я потеряю и это. Я потеряю тебя навсегда.
Я люблю тебя.
Обещай, что не возненавидишь меня за это.
Прощай...
Грегори Хаус.»

-Господи Боже!
Я вскакиваю с кресла и бегу в его кабинет — там дверь не заперта, а окно настежь открыто.
-Черт!
Я выглядываю с балкона. Слава Богу, на земле чисто — ни трупов, ни крови... Я смотрю вверх на крышу больницы.
-Нет! Этого просто не может быть.
Я выбегаю из кабинета Хауса, хлопая дверью, и быстро поднимаюсь по лестнице на крышу. Миновав пожарную лестницу, я останавливаюсь в трех метрах от него.
-Хаус!
Он поворачивает голову в моем направлении, как зомби, стоя на перилах балкона.
-Джеймс...
-Ты идиот! Сейчас же спукайся!
-Нет, Джимми. Я уже причинил тебе достаточно боли.
-Ты что спятил? Прекрати чушь пороть и слезай!
-Это будет последний идиотский поступок, который я совершу...
-Хаус, я предупреждаю!
-Что?
И тогда я забираюсь на перила, и станавлюсь рядом с ним.
-Если ты прыгнешь, то и я тоже!
-Нет, ты не посмеешь...
-Сейчас увидишь.
Он смотрит на меня огромными синими глазами, совершенно оцепенев.
-Но, Джеймс...
-Я тоже люблю тебя, Грег. А теперь, пожалуйста, сойди на землю.
Мы спускаемся и бросается в мои объятия. Мы оба падаем на крышу больницы.
-Грег?
-Джимми?
-Еще раз так меня напугаешь и я...
-И ты что?
-....Поцелуй меня.

@темы: house\wilson

URL
01:51 

Freakoid
Ghosts can laugh but they're already dead
«Языки, уши, руки, шары...»
И того имеем.
NC
Грязная, нецензурная и кошмарная версия.
www.fanfiction.net/s/5977810/1/Of_Tongues_and_E...
Дис. Формально все не мое.


День был длинным. Хаус хотел просто завалиться перед телеком с пивом и пиццей.
Он страшно устал. Его все бесило.
Пациент умирал, и он не додумался от чего именно.
Уилсон ни хрена не устал.
Был свеж, как огурчик. Но ему было нудно.
У Уилсона был выходной. Но он ничем себя не занял, а тупо ждал пока Хаус вернется с работы. Проще говоря, у него «стоял». После съеденного и выпитого на него опять напала скука. Он пододвинулся ближе к Хаусу. Засунул язык тому в ухо и рукой массировал живот, двигаясь к промежности.
Хаус начал пялиться на Уилсона.
-Бля, дай телек посмотреть. Скоро уже заканчивается.
Уилсону было пофиг. Он кусал и облизывал затылок Хауса, расстегивая его молнию другой рукой. Дразнил, кусая и целуя, а потом облизывая мокрым языком следы от укусов.
Хаус старался не отвлекаться на Уилсона и его руку, которая залезла ему в штаны.
Но когда он просунул ее под трусы и начал гладитьи и сжимать его член и ласкать яйца, не отвлекаться стало невозможно.
Уилсон уселся верхом на Хауса, массируя его шары под штанами одной рукой, и ероша седые волосы — другой.
-Я смотрю телек! Отвали.
Уилсон засунул язык ему в рот и рукой ласскал головку члена.
-Ни хрена!
Хаус, в полном акуе, решил сдаться и пососаться с Уилсоном.

@темы: house\wilson

01:49 

Freakoid
Ghosts can laugh but they're already dead
«Языки, уши, руки, яйца...»
И того имеем.
NC
Точный перевод (99.9%). Нейтральная версия.
www.fanfiction.net/s/5977810/1/Of_Tongues_and_E...
Дис. Формально все не мое.


День был длинный.
Хаус хотел упасть перед телевизором с бутылкой пива и коробкой пиццы.
Он устал. Он был зол.
Его пациент, казалось, все еще умирал, и он ничего не мог с этим поделать.
Уилсон как раз не устал.
Ему было скучно.
Уилсон провел свой выходной в бездельи и ожидании, пока Хаус вернется домой.
Грубо говоря, Уилсон был возбужден.
Закончив ужин и наполовину опустошив бутылки пива, Уилсон снова погрузился в скучное бездействие. Он подсел ближе в Хаусу, сидящему на диване. Он окунул язык в ухо Хауса, одновременно, опуская руку вдоль живота диагноста к его коленям.
Хаус пытался рассмотреть Уилсона.
-Я пытаюсь смотреть телевизор. Не мог бы ты придержать сексуальный пыл десять минут?
Уилсон не ответил, а губами коснулся затылка Хауса, в то время как, пальцами он нащупал «молнию» его джинс.
Он медленно расстегнул ее, желая подразнить, прикусывая и облизывая следы от своих зубов на теле Хауса.
Хаус пытался изо всех сил не обращять внимания на то, что рука Уилсона скользнула сквозь ширинку и легла на его «боксеры». Он еще больше пытался не обращять внимания на то, что пальцы онколога начали по сантиметру опускаться вдоль основания члена к его яйцам, массируя их.
К этому времени, Уилсон был сверху сидящего на диване Хауса, закинув одну ногу на колено диагноста, одной рукой все еще плотно обхватив яички другого мужчины, а другой — запустив в его короткие седеющие волосы.
-Уилсон, - воскликнул Хаус с недовольством, - я же сказал, что пытаюсь посмотреть телевизор!
Уилсон стремительно поцеловал его в губы, просовывая язык глубже, и рукой возвращясь к головке встающего члена Хауса.
-Нет, - пробормотал Уилсон в мягкий, теплый и влажный рот Хауса, - твои попытки терпят поражение.
Хаус вскинул брови, когда Уилсон снова опустил руку к промежности, и осознав, что лучше сдаться, ответил на поцелуй.

@темы: house\wilson

01:46 

Freakoid
Ghosts can laugh but they're already dead
«Язык и другие нежные места»
И того имеем.
NC
"Красивая" версия. Резанная.
www.fanfiction.net/s/5977810/1/Of_Tongues_and_E...
Дис. Формально все не мое.

День тянулся вечность. Хаус был готов опуститься на мягкий, удобный диван и бутылкой прохладного пива и горячей, вкусной пиццей и забыться на несколько часов.
Он так устал. Он был зол на весь мир.
Его единственный пациент умирал от неизвестной болезни, и даже такой гений как Хаус не мог понять, что за болезнь его убивала.
Уилсон, напротив, не был уставшим.
Но ему было скучно.
Не зная, чем занять свой выходной день, Уилсон провел его в ожидании Хауса. И теперь, он был крайне возбужден. Поужинав и выпив немного пива, он почувствовал, как его снова одолевает скука. Он робко придвунулся к Хаусу. Касаясь языком его ушной раковины, он проник в нее глубже, одновременно скользя рукой вдоль преса и приближаясь к промежности.
Хаус захотел рассмотреть его лицо.
-Уилсон, я же смотрю телевизор. Подожди десять минут, прошу.
Уилсон, ни слова не говоря, медленно цловал затылок Хауса, быстрыми пальцами нащупывая молнию его брюк. Не сразу расстегнув ее, он дразнил Хауса, целуя и нежно закусывая его тело, отпуская, языком проводил по следам, оставшихся от его зубов.
Хаус пытался изо всех сил не обращять внимания на то, что рука Уилсона скользнула сквозь ширинку и легла на его «боксеры». Он еще больше пытался не обращять внимания на то, что пальцы онколога начали по сантиметру опускаться под брюки, лаская и не оставляя без внимания ни одну часть его тела.
К этому времени, Уилсон был сверху сидящего на диване Хауса, закинув одну ногу на колено диагноста, одной рукой все еще плотно обхватив определенную часть тела мужчины, а другой — запустив в его короткие седеющие волосы.
-Уилсон, - недовольно воскликнул Хаус, - я же сказал, что пытаюсь посмотреть телевизор!
Уилсон стремительно поцеловал его в губы, проникая языком глубже, и рукой возвращясь к его твердеющего и просыпающегося «достоинства».
-Нет, - прошептал Уилсон, отрываясь от поцелуя теплых, мягких и влажных губ, - твоя попытка обречена на поражение.
Хаус вскинул брови, и Уилсон снова опустил руку к промежности. Хаус решил сдаться под напором Уилсона и ответил на поцелуй.

@темы: house\wilson

22:50 

Freakoid
Ghosts can laugh but they're already dead
«Одежда»
Перевод с английского: Freakoid
Бета: Мария Бездомная
Автор: hibernia1.livejournal.com/
Оригинальное название: Clothes
PG
Дис. Все не мое (но все прекрасно понимают...)

Отдельное спасибо Бете за терпение и усердность))



-Что ты делаешь? - принялся ныть Хаус.
-Глажу рубашку. Спи дальше, - ответил Уилсон.
-С каких пор ты гладишь одежду в нашей спальне?
-С тех пор, как в нашу прачечную не пройти из-за твоих коробок.
-Как же ты умеешь достать своей пассивной агрессивностью. Я сказал, что разберу вещи, как только будет время.
-Они стоят там уже две недели. У тебя было предостаточно времени.
-У меня болит нога!
-А когда ты относил коробки туда, не болела? Странно.
-Я тебя ненавижу.
-Плевать.
Хаус привстал на кровати:
-Это не рубашка.
-Ты удивительно проницателен, Хаус.
-Это галстук. Ты гладишь галстуки? Ты что, издеваешься?
-Нет.
-А зачем тогда?
-Затем, что на месте, где галстук завязывают узлом, он становится мятым.
-Ну и что? Ты же его снова на том же месте завяжешь. И никто не заметит, что он мятый.
-Я замечу.
-Тебе лечиться надо...
-Спасибо за совет.
-Оторвись от глажки и приготовь мне завтрак.
-Сперва я закончу тут, затем приму душ, и мы вместе позавтракаем.
-Я умру с голоду!
-Плевать.
Хаус швырнул подушку в сторону Уилсона, но так, чтобы не она долетела.
-Если я из-за тебя обожгу руку, ты об этом пожалеешь, - предостерегающее заявил Уилсон.
-Я специально промазал. На этот раз.
-Прекрати, Хаус.
-Надеюсь, ты не собираешься гладить всю стопку одежды, которая лежит рядом на стуле?
-Собираюсь.
-Там и мои вещи. Их гладить не надо. Если я явлюсь на работу в накрахмаленной рубашке, люди меня неправильно поймут.
-Да уж.
-Или еще чего хуже: они решат, что я «голубой».
-Тот факт, что мы давно живем вместе их, я думаю, уже подготовил к такой мысли...
-Не трогай мои вещи! Я серьезно.
-Ты не умрешь, если хоть раз оденешься прилично.
-Ты этого не знаешь. Джеймс, я не шучу! Только тронь эту футболку — и ты покойник.
-Обещаешь, что разберешь свои коробки сегодня?
-Нет, ты не посмеешь шантажировать меня глажкой...
-Спорим?
-Я тебя ненавижу. Положи на место. Господи, ладно! Я разберу коробки.
-Спасибо.
-Пожалуйста, блин.

@темы: house\wilson

13:00 

Freakoid
Ghosts can laugh but they're already dead
«Сегодня»
Хаус\Уилсон
БДСМ и немного юмора, чтобы разбавить напряженный момент.
Ничего «графического», поэтому pg – спрашивайте разрешения у родителей, прежде чем читать этот драббл))
Дис. Все не мое (но все прекрасно понимают...)
146 слов
Огромное спасибо за идею! dark-wilson.livejournal.com/11553.html#cutid1


-Скольких медсестер за сегодня ты довел до слез? - спрашивает Уилсон будничным тоном.
-Троих. - Не задумываясь отвечает Хаус.
-Сколько раз ты назвал Кадди шлюхой? - задает он новый вопрос, сжимая и расслабляя рукоятку плети.
-Семь. - тихо говорит Хаус. Ему запрещено лгать. Поэтому он называет реальное число.
-Сколько незаконных процедур ты провел в клинике?
-Две. - отвечает Хаус, переминаясь на коленях, смотря в пол.
-Сколько раз ты назвал Чейза идиотом?
-...А мысли тоже считаются? - спрашивает Хаус и тут же получает резкий шлепок по ягодицам.
-За неуместные шутки — один лишний удар. Ясно?
-Да.
-Не слышу.
-Да! - говорит Хаус громче и опускает голову.
-Повторяю: сколько раз за сегодня ты назвал Чейза идиотом?
-Пять.
-Скольких пациентов ты оскорбил?
-Четверых.
-Руки за голову и наклонись. Вот так. - слышит он голос Уилсона за спиной, - Двадцать два* удара плетью и можешь возвращаться к своему любимому сериалу.


*Помним, что один лишний удар он получил за шутки в неположенное время.))

@темы: house\wilson

01:51 

«Любовь ничего не меняет»

Freakoid
Ghosts can laugh but they're already dead
Оригинал: www.fanfiction.net/s/7294270/1/Love_changes_not...
«Любовь ничего не меняет»
слеш, юмор, Хилсон
Интерпретация с английского Freakoid
PG
Dis. Nothing belongs to me
Статус — завершен.
Бета — нет.




Восемь утра.

Хаус и Уилсон бегают по квартире, в спешке собираясь на работу. При этом Хаус опрокидывает стулья и лампы, выворачивает содержимое шкафа на пол, проливает на себя молоко или кофе, матерится и кидает в ванную грязную футболку. А Уилсон терпит и сдерживается, готовит им повторно кофе, потому что Хаус разлил свой, подбирает вещи за Хаусом и аккуратно кладет на место, идет в ванную, поднимает выкинутую на стирку футболку и кладет ее в барабан стиральной машины.
Так начинается почти каждый день.

Десять тридцать утра.

Они приезжают на работу в машине Уилсона, быстро идут к лифту и расходятся в коридоре, чтобы занять каждый свой кабинет.
Уилсон открывает дверь балкона, чтобы проветрить кабинет и уже слышит, как Хаус в соседнем помещении обозвал кого-то идиотом. Все как бычно.

Полдень.

Самое время отправиться на ланч. Они оба пойдут в кафетерий, Уилсон заплатит за двоих, как обычно. Они закончат обедать и вернутся к работе. Ничего не изменится. Однако...

-Коварный дьявол, пора обедать. - говорит Хаус с порога Уилсону.
Тот медленно поднимает на него глаза и размеренно отвечает:
-Мы, что принимаем...
-...Мы принимаем самое верное решение на данный момент, - перебивает его Хаус, - а именно: отправиться на ланч. Вставай, я жду.
Двери лифта за ними закрывыются и Хаус видит, с какой тревожной нежностью на него смотрит на него человек, которого он знает целую вечность.
Уилосон кладет руку ему на плечо и слегка сжимает - простой знак заботы и внимания.
-Не надо.
-Что не надо?
-Это ничего не меняет. Мы останемся такими, какими были. Завтра и через год. Мы — это мы.
-Знаю. После того, что между нами было ...я просто... немного не в себе.
-Точнее, немного не во мне. - Хаус как обычно вставил колкость.

Лифт открылся и остаток дороги от лифта до кафетерия прошел в тишине. Хаус как всегда крал еду Уилсона, и тому ничего не оставалось как мириться с этим и спокойно платить за оба заказа.
Эти двое всегда спорили друг с другом, подшучивали или смеялись. Но сегодня они просто сидели в тишине и поглощали еду. Кое-что все же изменилось, даже если Хаус и отказывался в это верить.

Час дня.
Они пообедали, вышли из клиники и сели в машину Уилсона. Уже через полчалса они были за территорией Принстон Плейнсборо. Хаус повернул голову в сторону Уилсона и приподняв бровь, улыбнулся. Эо была рельность. Все было по-настоящему.

На следующий день:

Девять сорок пять утра.

Сегодня они точно так же вдвоем вышли из лифта, точно также разошлись в коридоре, чтобы заняться работой, но сегодня они стояли рядом чуть ближе и дольше обычного, и Уилсон улыбался сегодня чуть чаще обычного.

Десять пятнадцать утра.

Хаус зашел в свой кабинет, его команда уже ждала. Он подошел к пустой доски и собрался уже стукнуть по ней тростью, с вопросом «Почему еще никто не написал ничего со вчерашнего дня?», но поток его мыслей перебила Тринадцать.
-Что у вас на пальце?
Хаус открыл рот, чтобы ответить. Но тут вошел Уилсон, неся карту пациента, но не так как обычно носят карты, а он нес ее горизонтально, как если бы это был поднос.

Команда Хауса наклонилась, чтобы рассмотреть руку Уилсона и почему он так странно держит карту.
Уилсон подошел ближе и,увидев кольцо на безымянном пальце Хауса, с недоумением посмотрел на него.
-А что такого? Секрет раскрыт, Джимми.
Вся команда застыла и только Тауб спросил тихим голосом:
-Так вы теперь... То есть нам теперь Вас называть Хаус, а Вас — Уилсон?
Уилсон потер переносицу левой рукой и все увидели обручальное кольцо, и факт, что Уилсон сочетался браком со "злым гением".
-Нет, Тауб. Я все еще доктор Уилсон.
-Значит, Хаус... взял Вашу фамилию. И теперь у нас два доктора Уилсона. - спросил озадаченный Форман.
-Никто не брал ничью фамилию. Ясно? Ничего не изменилось. За исключением того, что теперь я распоряжаюсь его задницей и его банковским счетом. Все остальное к делу не относится.
Тринадцать уточнила:
-Так вы вчера расписались?
-Да, Реми. - ответил Уилсон.
Она улыбнулась и, взяв его за руку, сказала:
-Поздравляю. Или сочувствую было бы уместнее?
Они оба улыбнулись.
Хаус повернулся к остальным членам команды, которые еще не пришли в себя после шокирующего заявления, и сказал:
-Пока вы тут заняты мыслями о том, кто кому «вставляет», может, заодно и по диагнозу какие теории поищите? А мне нужно сходить к Уилсону на консультацию. - сказал он и театрально подмигнул. Взял Уилсона, красного от стыда, за плечо и повел к выходу.
Все, кроме Тринадцать, продолжали сидеть с открытыми ртами.

Десять тридцать утра.

-Я думал, ты им сказал вчера.
Они зашли в кабинет, Хаус закрыл за собой дверь. Пробежался взглядом по карте пациента и ответил:
-Я собирался. Но потом подумал, что их это шокирует так сильно, что потом спать не смогут и решил повременить. Ладно, я пойду зарабатывать нам на медовый месяц, чего и тебе желаю. Потому что на твои галстуки и бальзамы для волос не напасешься денег! - он шутливо шлепнул Уилсона картой по заднице и взялся за ручку, чтобы открыть дверь.
Но Уилсон рассердившись, потребовал серьезности от Хауса и выхватил у него карту, придерживая дверь ногой.
-Ты и Кадди не сказал, как договаривались?
Хаус повернулся, взял его за галстук и придвинул к себе для страстного поцелуя.
-Отчасти.
Уилсон оттолкнул его и недовольно проворчал:
-Ты сволочь, Хаус.
-Я просто хотел наглядно продемонстрировать, доктор Ха... доктор Уилсон, что отношения и брак ничего не меняют.
Хаус обнял его за бедра и прижал к себе, потом еще раз жадно поцеловал и пошел в свой кабинет. Уилсон вполголоса заметерился, будучи зол на себя за свою слабость.
Он открыл двери кабинета и прокричал вдогонку Хаусу, когда тот уже заворачивал за угол:
-И все равно ты сволочь!
-За это ты меня и любишь, разве нет? Ланч через два часа, Джимми, не забудь. - отозвался голос Хауса.
Уилсон усмехнулся, облокачиваясь о двери своего кабинета с внутренней стороны.

-Уверен, что вы подслушали каждое слово моей с Уилсоном частной беседы. А теперь послушайте вот что: тот факт, что вы не были приглашены на свадьбу, не освобождает вас от покупки мне подарка. Так что лучше пусть это будет открытка, с вложенной туда пачкой наличных. И чем больше, чем лучше. - заявил Хаус своим подчиненным.

Одинадцать утра.
Уилсон вышел на балкон подышать свежим воздухом и тут же услышал доносившиеся повышенные тона из кабинета Хауса. Он как обычно обвинял коллег в идиотизме.
Порой, и вправду, ничего не меняется.

@темы: house\wilson

12:47 

Freakoid
Ghosts can laugh but they're already dead
Оригинал: m.fanfiction.net/s/5089729/1/
Хаус\Уилсон
PG
Дис. Все не мое.
Интерпретация с французского Freakoid
Совпадение с оригиналом 70%


“Ревность - нехорошая вещь”

-Кто эта тупая блондинка, с которой ты только что болтал?
Уилсон вздрогнув, повернулся и попал под угрожающий взгляд Хауса.
-Это новая секретарша. Сандра.
-А, ну тогда все ясно... - улыбнулся Хаус и посмотрел в потолок.
-Что именно?
-У тебя слабость к секретаршам.
-Хаус, в чем дело? - вздохнул Уилсон.
-Да ни в чем. Просто... она тебя раздевает глазами, ты что не заметил? Если бы не я — она бы прыгнула на тебя прямо у лифта.
-Ну да. - Уилсон смущенно засмеялся. - Мне, знаешь, нравится некоторая доля агрессии в людях. - сказал он и посмотрел на Хаус слегка прищурившись, все еще улыбаясь.
Но Хаус ничего не ответил на это, а только развернулся и зашагал к себе в кабинет.
-Эй, постой. Ты что... ревнуешь?
-Еще чего! - Хаус хотел, чтобы его голос прозвуал уверенно и насмешливо, но вместо этого он получился довольно искренним и жалким. - Не думаю, что тебя это волнует. - сказал он.
Уилсон на него таращился и молчал.
-И не смотри на меня, как потерявшийся щенок, ясно?
-Ты меня ревнуешь! Я точно вижу.
-Я не ревную. Просто перестань видеться с этой секретаршей.
-...Почему?
-Потому что... - он вздохнул и начал заново, - потому что у нее волосы секуться, и она не пользуется укрепляющим бальзамом. А мы оба знаем, как важны для тебя такие мелочи, Уилсон. Так что, все обречено на провал.
С этими словами, Хаус поковылял в свой кабинет, и Уилсон не остановил его, он даже не улыбнулся. Он остался сидеть за столом, смотря в одну точку.

Хаус, конечно, же ревновал. Потому что Хаусу был дорог Уилсон.

@темы: house\wilson

01:50 

Freakoid
Ghosts can laugh but they're already dead
«Это не то, что вы подумали»
Оригинал: www.fanfiction.net/s/5371019/1/Ce_nest_pas_ce_q...
House\Wilson
Интерпретация с французского Freakoid
Совпадение с оригиналом 50%
Дис. Все не моё
PG
Саммари: "...Без стука зайдя в кабинет, Хаус стал свидетелем самого мощного стояка, который ему приходилось когда-либо видеть..." ))))



Было почти десять тридцать, когда Хаус вошел в больницу. Уилсон, нагруженный кучей папок и бумаг, уже стоял у лифта.
Секретарша окинула взглядом Хауса и процедила что-то вроде
-Вы рано.
-Дела. - ответил Хаус.
Он поспел к лифту и зашел вместе с Уилсоном.
-Не одолжишь мне две штуки баксов? - спросил Хаус без всяких церемоний.
-Ты что свихнулся? Нет, конечно.
-Но мне нужны новые кроссовки.
-Они стоят две тысячи долларов?
-... А еще трость.
-Нет, Хаус. Забудь.
Он переложил папки в другую руку и нажал на кнопку третьего этажа.
После чего Хаус подошел к нему вплотную, едва не опрокинув бумаги, и положил руку на грудь Уилсону.
-Ты... что ты делаешь?
Но Хаус ничего не отвечал, а просто гладил его по груди, касаясь сосков и добираясь до шеи.
-Я знаю твои слабые места, забыл? - сказал он и на лице появилась злая, насмешливая улыбка. - Ты пожалеешь, что отказал мне в маленькой услуге. - сказа он.
-Хаус, перестань сейчас же! Так нечестно. - Уилсон пытался его образумить, но дышал уже тяжело. Потому что Хаус действительно знал его «слабые места».
Уилсон не мог помешать ему, отчасти потому что руки были заняты папками с картами пациентов, и отчасти потому что ...он просто не хотел, чтобы Хаус прекращал делать то, что он делал.

Уилсон во время спохватился, как раз, когда двери лифта медленно стали разъезжаться.
-Ладно. Ты получишь все, что хочешь. Отпусти меня. - сказал он, стараясь выровнять дыхание.
Хаус с триумфальной, хитрой улыбкой, вышел из лифта. А Уилсон, красный как рак от стыда, едва успел прикрыть свой неожиданный «стояк» вышеупомянутой пачкой бумаг у него в руках.

Через час Хаус пришел уже в кабинет Уилсона и потребовал обещанные две тысячи.
-Ты смеешься? После того, что ты со мной сделал в лифте... Ни за что.
-Странно. Я думал, тебе понравилось и ты захочешь меня отблагодарить.
-Отблагодарить за то, что ты меня унизил и заствил со стояком ходить по больнице? Большое тебе спасибо. Да уж.
-Но ты же сказал...
-Я сказал это, чтобы ты от меня отстал. Я не дам тебе денег. Все!
-Как скажешь. - сказал Хаус с тихой досадой и вышел из кабинета.
Это на него не похоже, подумал Уилсон. Он что-то замышляет. Хотя, конечно, я тоже могу ошибаться.

За ланчем Хаус сидел над пустой тарелкой. Только изредка «отнимая» у Уилсона ломтик картофеля фри, который тот уже собирался отправить в рот.
-Чего ты ничего не ешь? - поинтересовался Уилсон, глядя в его пустую тарелку.
-Я ем. Твою еду.
Уилсон ничего не ответил и решил больше вопросов не задавать. Хаус встал из-за стола и через пару минут вернулся с двумя стаканами кофе, поставленными один на другой.
-Я принес тебе кофе. - сказал Хаус.
-Ты мне? - Уилсон удивленно на него посмотрел, - Я даже боюсь думать, что ты мог туда подсыпать.
-Я просто подумал, что ...нехорошо себя повел тогда. Это в качестве извинения.
Уилсон все еще не верил его словам. Он внимательно смотрел на выражение лица Хауса, на его жесты, в поисках «скрытых маневров». Но потом все же решился и …взял тот стакан, который стоял ближе к Хаусу.
-Так что ты собираешься делать с двумя тысячами долларов?
-Я же сказал: купить новые кроссовки и трость.
-Ну да.
-...Ну, может, еще чего-нибудь.
-Ладно. Я подумаю. - сказал Уилсон, отпивая из стакана. Хаус тоже спокойно пил свой кофе.
Уилсон поставил пустой стакан на поднос, и пошел к выходу. Он не мог видеть насмешливо-злобную, полную триумфа, улыбку Хауса за его спиной.

Потом, без стука зайдя в кабинет Уилсона, Хаус стал свидетелем самого мощного стояка, который ему приходилось когда-либо видеть.
-Хаус! Что это такое, не скажешь-ка мне?! - Уилсон кричал на него, стоя руки в боки, показывая пальцем на собственную эрекцию.
-Ого! Я тоже очень рад тебя видеть, Джимми. - ответил Хаус, пряча улыбку.
-Это не смешно! Чем ты меня накачал? Что было в том кофе, который ты мне дал?
-А «синие таблетки» и вправду действуют, как о них пишут. - заметил Хаус.
-Что? Ты дал мне виагры? Сколько?
-Точно не помню. Две или три таблетки. Но не больше пяти. Количество таблеток рассчитано на длину пениса... Ну ты понял.
-Ты с ума сошел?! Хаус, ты... ты, твою мать! Ты сволочь!
-Не говори со мной в таком тоне. - заискивающе ответил Хаус.
-Я сказал тебе, что подумаю... одалживать тебе денег или нет. Так вот теперь, я точно не одолжу тебе денег. Забудь своих о двух тысячах!
Хаус посмотрел на часы.
-...Знаешь, Уилсон, - сказал он неожиданно вкрадчиво, глядя на его промежность, - раз уж ты настроен как нельзя лучше... - и тут он поцеловал Уилсона, крепко зажав его лицо между ладонями, навалившись всем весом на него и придвигая его к столу. Уилсон не понимал, что происходит. Он не мог уследить за скоростью изменения в поведении Хауса. Не успел Уилсон что-то сказать в ответ на страсть Хауса, как в кабинет вошла Кадди со словами:
-Доктор Уилсон, вы хотели меня виде...
-Как в аптеке. - усмехнулся Хаус, стукнув пальцем по циферблату своих часов, отпуская Уилсона.
-Что здесь происходит? - завопила Кадди.
-Это не то, что вы подумали!... - начал оправдываться Уилсон.
-Да ладно тебе. Нужно было, может, повременить с поцелуем, но не надо рассказывать, будто это я конролирую твой организм. - Хаус перевел взгляд на эрекцию Уилсона, и Кадди тоже невольно взглянула туда. Потом тут же закрыла глаза и смущенно, извинившись, вышла из кабинета.
-Это не то, что вы подумали... Уверяю вас. - Уилсон вынул полы рубашки из брюк и прикрыл свой стояк. Потом забрался за письменный стол, пытаясь скрыть смущение, но его лицо все еще было крысным от стыда.

Хаус тоже вышел из кабинета в след за Кадди. У лифта она спросила его тихо:
-Не знаю, во что ты там играешь на этот раз, но это уже переходит все границы.
-Я проверял, достоин ли Уилсон моей дружбы.
-Своеобразные понятия у тебя о дружбе, Хаус. И почему меня это удивляет?
-Он мне должен кое-что. А теперь отстань. Не ходи за мной. Мне пора работать.

В конце дня Хаус дремал у себя в кабинете, когда вошел Уилсон, громко хлопнув дверью за собой и положил на стол две тысячи долларов со словами:
-Ты меня достал! Забирай свои деньги. И не смей надо мной шутить как в прошлый раз!

Хаус посмотрел на деньги, на Уилсона, чуть улыбнувшись, потом завел руки за голову и облокотился о спинку кресла. «Что бы купить на эти две штуки баксов?..» - подумал он и прикрыл глаза.

@темы: house\wilson

02:25 

«Наивные мужчины» (Хилсон)

Freakoid
Ghosts can laugh but they're already dead
Dis. Nothing is mine.
Перевод мой
www.squidge.org/housefanfiction/archive/5/stupi...

Грег Хаус искушенный человек.
Он понимает, что Уилсон начнет ему рано или поздно изменять. Их роман начался еще тогда, когда Уилсон был женат. Хаус смирился с мыслью о том, что когда-нибудь настанет день и он попрощается с Уилсоном, как попрощалась его бывшая жена. Он не просто смирился с этой мыслью, он выработал к ней иммунитет. Он твердо верит, что ему не будет больно.
И вот приходит этот день: Уилсон надевает зеленый галстук и заигрывает с медсестрой. Это случилось.
Грег Хаус такой наивный.

Джеймс Уилсон такой наивный.
Он это не нарошно. Он никогда ничего не делает нарошно. Но в этот раз все было по-другому. Он стал другим. Он знал, что отношения с Хаусом принесут Уилсону страдания. На протяжении всего времени их дружбы ему каждый день приходилось справляться с эмоциональной отчужденностью со стороны Хауса. Но когда женщина так страстно его хочет, чего от Хауса не дождешься, Уилсон не может устоять. Он отчетливо понимает, для чего он шепчет нежные слова ей на ушко.
Джеймс Уилсон искушенный человек.

@темы: house\wilson

слеш слэш slash

главная