• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
14:35 

Freakoid
Ghosts can laugh but they're already dead
«Привязанность»
Уилсон/Чейз
Оригинал www.fanfiction.net/s/3179879/1/A_New_Light_to_A...
Перевод Freakoid
Pg, pre-slash, romance, humor; drabble.
Дис. Все не мое.


Они старались не проявлять привязанность на работе, считая это дурным тоном. Но о каком тоне могла идти речь, когда ты работаешь с Хаусом?
Иногда, пересекаясь в корридоре, они одаривали друг друга ласковым взглядом или улыбкой и шли дальше по своим делам, счастливы от мысли, что влечение взаимно.
А иногда, когда Хаус приглашал онколога на консультацию, Чейз и Уилсон старались стоять как можно ближе друг к другу. И тогда они незаметно соприкасались руками или локтями во время разговора, но никогда не переходили грань.
Это было время боязни проявлять чувства на публике. Но как только Кадди приняла факт, что Чейз и Уилсон были влюблены друг в друга, скрываться не было нужды, и они могли свободно выражать обожание на работе, будь то улыбка или нежное прикосновение.
Иногда пациенты, разинув рты, смотрели, как Уилсон приобнимал Чейза по пути к томографу или в лабораторию.
Но больше всего они любили прогуливаться по коридорам больницы, крепко держась за руки и, хихикая над какой-нибудь шуткой или, тихо смеясь над напряженным выражением лица Кадди, которое в такие моменты становилось еще напряженнее.
И потому от таких вещей держаться за руки становилось еще приятнее.

The End.

13:29 

Freakoid
Ghosts can laugh but they're already dead
«Карамельные палочки»
Уилсон/Чейз
Оригинал www.fanfiction.net/s/3275764/1/Candy_Canes
Перевод Freakoid
Дис. Все не мое.
Pg, pre-slash, fluff; drabble.

Чейз, естественно, должен был работать допоздна в Рождественский вечер. Это было его первым Рождеством в Америке. Хаус, как и Камерон, и Форман, отмечал праздник с родными. Но у Чейза были неотработанные часы в клинике, поэтому он должен был работать в этот вечер, чтобы их закрыть. Что делал Уилсон, он не знал. Но знал, что тот бродит по больнице, работая не покладая рук, что было еще одной загадкой* для оззи**.
Он сидел в комнате отдыха, облокотившись на стол и, опершись подбородком на ладонь, вздыхая. Рождественские кроссворды были для него найменее интересной темой.
В них постоянно попадались одни и те же слова: «ёлка», «зима», «снеговик»...
-Скукотища... - заревел он, кусая колпачок ручки. Он здесь застрял в одиночку на всю ночь, и единственой компанией была шариковая ручка. И еще книжка кроссвордов, которую подарила одна медсестра (он подозревал, что та была влюблена в него. А подарок в виде его любимых кроссвордов был тому доказательством). Уилсон тоже знал, что оззи любит головоломки, но Чейз редко делал это при нем.
Роберт погрузился в кроссворд и продолжил грызть бедный колпачок. Он знал, что через пару минут от колпачка уже ничего не останется.
У Джеймса выдалась свободная минутка и он пошел «выследить» своего австралийца.
Незаметно зайдя в комнату отдыха, он увидел как Чейз во всю разгадывает кроссворд, и беспощадно поедает колпачок ручки.
Достав карамельную палочку из кармана, подкравшись сзади к Чейзу, Уилсон развернул упаковку, и, вынимая у него из руки шариковую ручку, вложил в нее твердую мятную «карамельную трость»***. Чейз с удивлением посмотрел на Уилсона и уже хотел дуться по поводу того, что его любимый колпачок отобрали, но попробовав конфету, он оживился.
Молодой врач откинулся на спинку кресла и очутился в объятиях Уилсона.
-Счастливого Рождества, Чейз. - прошептал тот, целуя его шелковисто-мягкие локоны.
Чейз взглянул на Уилсона и улыбнулся. Не так уж и плохо оказаться вдруг без шариковой ручки и на работе в канун праздника. Теперь он мог с гордостью сказать, что его первое Рождество а Штатах было действительно ...счастливым.

Конец.




*Очевидно, потому что Уилсон — еврей, а иудеи не отмечают Рождество. www.sunhome.ru/religion/1972 - прим. пер.
**www.langust.ru/review/xeno-au1.shtml
***en.wikipedia.org/wiki/Candy_cane

@темы: wilson\chase

01:46 

Freakoid
Ghosts can laugh but they're already dead
«Этапы»
Уилсон/Чейз
Оригинал: www.fanfiction.net/s/3275755/1/bStages_b
Ссылка на серию «В поисках Иуды»
Перевод (с малой долей интерпретации некоторых моментов). Совпадение с оригиналом 95%
Дис. Все не мое.
PG



Чейз не думал, что погода будет такой, мягко говоря, прохладной. Но сегодня было просто ужасно. Автралийцу казалось, что только ему было некомфортно. Остальные даже не ежились от холода.

Он хотел уйти, сбежать... хотя бы на несколько мгновений.
Но с крошечным сандвичем с арахисовым маслом и джемом и в желудке далеко не убежишь. Он не взял машину, а просто шагал вдоль бесконечных серых улиц Нью-Джерси в надежде, что найдет ответ. Разбитая челюсть пульсировала болью, но ему было больно ни сколько от физической боли, сколько от осознания того, как далеко на этот раз зашел Хаус.
Диагност и думать не желал, что он, возможно, был неправ, всем видом показывая свое отвращение к Чейзу.

«Вот и разбирайся теперь...» - проборматал Чейз, опуская голову и опираясь на ладони.
Скамейка на автобусной остановке, на которую он присел, была неудобной.
Он не мог понять, почему он просто не поехал домой, как все нормальные люди.
В тот злосчастный день единственным более-менее спокойным событием была беседа с доктором Уилсоном.

Несомненно, теперь этот человек будет не на его стороне. И хотя Хаус у него самого уже «в печенках сидел», они все еще оставались лучшими друзьями.
Но выражение лица, с которым Уилсон говорил тогда с Чейзом, заставило его задуматься и посмотреть на вещи в ином свете.

Даже если бы Уилсон выложил Хаусу все, как есть — что бы это дало? Ничего. Хаус бы все равно первым делом обвинил Чейза.

Охваченный темными мыслями, он продолжал. «Та особая связь, которая существует между Хаусом и Уилсоном была бы в миг разорвана и первый отправился бы либо в тюрьму, либо в нарко-клинику (куда именно, Чейзу было плевать), и обстановка на работе стала бы ...нормальной». О «нормальности» Чейз мог лишь мечтать. Он не привык и думать о такой перспективе.

Чужая рука коснувшаяся его плеча, остановила ход его мыслей. Чейз перевел взгляд от земли к руке, от запястья к плечу, пока не увидел доброе лицо Уилсона над собой.
-Сидение под дождем здоровья не прибавит. - улыбнулся тот.
-Знаю. Дождь действует успокаивающе.
Чейз увидел в глазах онколога тот знакомый взгляд: взгляд человека, прошедшего в свое время через то, через что сейчас проходил Чейз.
Уилсон не ждал, что Чейз заметит этот особый взгляд. Слишком много времени прошло с тех пор, как они... *

Шум от капель дождя по его лицу сменился шумом дождя по упругой капроновой поверхности зонта.
-Тебя подвести? - Джеймс рукой указал на припаркованный на той стороне улицы автомобиль.
Автомобиль, взятый на прокат. Попытка выкупить обратно свою машину привела бы к настоящему кошмару. Он чувствовал вину даже от мысли о том, чтобы вернуть машину. Это бы значило размораживание счетов (заблокированных Триттером — прим. пер.) и предательство Хауса самым подлым способом. Все это предвещало бы скорый конец их дружбе.

-Все нормально. - сказал Чейз.
Уилсон ничего не ответив на полу равнодушное высказывание Чейза, просто взял его за руку и аккуратно вложил в нее рукоятку зонта, давая ему защиту. Защиту** от дождя.

Уилсон не сразу убрал руку, даже когда знал, что Чейз уже крепко держит зонт.
А когла он простился и пошел к машине, Чейз понял, что ему необходим контакт, общество, друг.
-Вообще-то... - начал он, вскакивая со скамейки, но слова застряли в горле. Чейз винил в этом низкую температуру, но знал, что погода тут не при чем.
Уилсон обернулся, встретив взгляд австралийца и улыбнулся.
Они оба поняли, что даже если все закончится плачевно, то жизнь все расставит на свои места. Потому что так всегда бывает.
-Залезай.

Конец.


*Скорее всего, их давний роман?...
**В оригинале акцент на слове «защита». Значит, автор мел в виду скорее образное выражение. То есть, что именно в Уилсоне Чейз может найти защиту.

01:46 

Freakoid
Ghosts can laugh but they're already dead
«Сон»
Оригинал: www.fanfiction.net/s/3275782/1/Sleep
Перевод Freakoid
Уилсон/Чейз
fluff, pre-slash
Dis. Все не мое.

Солнечные лучи согревали комнату золотисто-апельсиновым светом. Старый будильник должен был скоро зазвонить старой, непритязательной песенкой.
Уилсон был изобретателен сегодня. Проснувшись до будильника, он отключил его и решил сам разбудить белокурого австралийца. Когда пришло время просыпаться, он нежно положил руку ему на плечо.
-Роберт, пора вставать. - голос Уилсона звучал мягко и тепло, стараясь медленно развеять сладкий сон Чейза.
В ответ на это, молодой врач перевернулся и уткнулся лицом в подушку, нечленораздельно выражая протест против нежных попыток вторжения в свой сон. Роберт закутался в одеяло и продолжил спать.
-Ты и так много спишь. Вставай. - тихо дразня, хитро улыбнулся Уилсон.
Сонно посмотрев на Уилсона, Чейз покачал головой и надул щеки.
-У меня выходной. И я сплю, сколько хочу. - он тут же опустил голову на подушку и свернулся калачиком, мирно вздыхая. Но покой был потревожен, когда Джеймс обнял Чейза за торс, прижимая к себе. Когда губы коснулись его тела, австралиец не мог продолжать спать.
-Дай мне поспать. - перевернувшись, Чейз теперь уткнулся лицом в грудь Джеймса, вдыхая его теплый запах и слушая его сердце. Нежно поцеловав его в ключицу, Чейз снова закрыл глаза.
Уилсону ужасно хотелось столкнуть его с кровати или пощекотать (или сделать нечто более приятное и менее пристойное), чтобы заставить его проснуться. Но он не поддался искушению. Вместо этого он ласково поцеловал его в макушку, касаясь губами шелковистых светлых локонов, обнимая за плечи и оставляя его в покое. Чейз был так красив, когда спал.
Его черты были спокойны и безмятежны, вдали от мирской суеты.
Возможно, именно поэтому Уилсон так любил будить Чейза. Потому что потом, он мог засыпать с райской мыслью о том, что этот ангел его. И ничей больше.

13:49 

Freakoid
Ghosts can laugh but they're already dead
« Дерганье за косички»
Перевод Freakoid
Оригинал www.fanfiction.net/s/6012886/1/bPigtails_b
Формально все не мое!


Чейз отвлекся. Камерон не было дела до него, потому что она как раз фантазировала о Хаусе, представляя, как тот медленно стягивает с нее дорогие трусики.
Чейз фантазировал примерно о том же, но в его «фильме» не было ни Камерон, ни ее дорогого белья.
Он, конечно, мог бы это отрицать. Мог бы спрятаться за своими красивыми волосами и смешным австралийским акцентом. Но факт оставался фактом — Чейз с ума сходил по Хаусу.

Может, его «заводил» небрежный стиль одежды и небритость диагноста. Может, особая манера опираться на трость во время хождения. (Чейз считал эту трость мега-сексуальной).
Может, его «заводило» то, как другой врач, образно говоря, «дергал Чейза за косички», как делают мальчики в школе, чтобы незаметно показать симпатию к девочке.

Во время дифдиагноза Чейз старался держать карты пациентов на уровне пояса или ниже, тем самым заставляя Хауса постоянно смотреть на его ширинку.
Он дни и ночи проводил в мыслях о том, каково это в первый раз почувствовать в себе Хауса, ощутить то, как он входит-пульсирует-вынимает, и снова входит-пульсирует-вынимает...

Чейз заметил, что Хаус направляется в кабинет и решил для безопасности прижать свой халат, который был у него в руках, к коленям. Чтобы избежать инцидента и замаскировать эрекцию. Но инцидента не произошло: Камерон готовилась оспаривать любую точку зрения, кого бы то ни было на предстоящем диагнозе; Форман «полировал» свою голову, используя чайную ложку в качестве зеркала.

Хаус подошел к Чейзу сзади и, наклонившись над ним, задерживая взгляд на его ширинке, тихо сказал:
-То, что с тобой происходил легко объяснить одним диагнозом...
-...И так же легко вылечить. - ответил Чейз, запинаясь и краснея, и нервным движением убирая челку* со своего миленького личика.

После нескольких секунд театрального поглаживания трости, Хаус выпрямился и сел в кресло напротив.
-Так, «шестерки», вперед брать кровь на посев.
Все неуклюже поднялись и направились к выходу.
-Чейз, постой. - сказал Хаус и подмигнул ему, - у меня для тебя есть одно лекарство...

Конец.


* Места «и нервным движением убирая челку» нет в оригинале. Blushing all over his cute face, Chase just stuttered. - Blushing all over his cute face невозможно перевести калькой. «Краснея по всему миленькому лицу.... или краснея по площади всего милого лица...»??? Не звучит. Поэтому я добавила «и нервным движением убирая челку», чтобы подвести к строчке «со своего миленького личика». - прим. пер.

@темы: house\chase, humor, drabble, translation, pg

01:51 

Freakoid
Ghosts can laugh but they're already dead
«Языки, уши, руки, шары...»
И того имеем.
NC
Грязная, нецензурная и кошмарная версия.
www.fanfiction.net/s/5977810/1/Of_Tongues_and_E...
Дис. Формально все не мое.


День был длинным. Хаус хотел просто завалиться перед телеком с пивом и пиццей.
Он страшно устал. Его все бесило.
Пациент умирал, и он не додумался от чего именно.
Уилсон ни хрена не устал.
Был свеж, как огурчик. Но ему было нудно.
У Уилсона был выходной. Но он ничем себя не занял, а тупо ждал пока Хаус вернется с работы. Проще говоря, у него «стоял». После съеденного и выпитого на него опять напала скука. Он пододвинулся ближе к Хаусу. Засунул язык тому в ухо и рукой массировал живот, двигаясь к промежности.
Хаус начал пялиться на Уилсона.
-Бля, дай телек посмотреть. Скоро уже заканчивается.
Уилсону было пофиг. Он кусал и облизывал затылок Хауса, расстегивая его молнию другой рукой. Дразнил, кусая и целуя, а потом облизывая мокрым языком следы от укусов.
Хаус старался не отвлекаться на Уилсона и его руку, которая залезла ему в штаны.
Но когда он просунул ее под трусы и начал гладитьи и сжимать его член и ласкать яйца, не отвлекаться стало невозможно.
Уилсон уселся верхом на Хауса, массируя его шары под штанами одной рукой, и ероша седые волосы — другой.
-Я смотрю телек! Отвали.
Уилсон засунул язык ему в рот и рукой ласскал головку члена.
-Ни хрена!
Хаус, в полном акуе, решил сдаться и пососаться с Уилсоном.

@темы: house\wilson

01:49 

Freakoid
Ghosts can laugh but they're already dead
«Языки, уши, руки, яйца...»
И того имеем.
NC
Точный перевод (99.9%). Нейтральная версия.
www.fanfiction.net/s/5977810/1/Of_Tongues_and_E...
Дис. Формально все не мое.


День был длинный.
Хаус хотел упасть перед телевизором с бутылкой пива и коробкой пиццы.
Он устал. Он был зол.
Его пациент, казалось, все еще умирал, и он ничего не мог с этим поделать.
Уилсон как раз не устал.
Ему было скучно.
Уилсон провел свой выходной в бездельи и ожидании, пока Хаус вернется домой.
Грубо говоря, Уилсон был возбужден.
Закончив ужин и наполовину опустошив бутылки пива, Уилсон снова погрузился в скучное бездействие. Он подсел ближе в Хаусу, сидящему на диване. Он окунул язык в ухо Хауса, одновременно, опуская руку вдоль живота диагноста к его коленям.
Хаус пытался рассмотреть Уилсона.
-Я пытаюсь смотреть телевизор. Не мог бы ты придержать сексуальный пыл десять минут?
Уилсон не ответил, а губами коснулся затылка Хауса, в то время как, пальцами он нащупал «молнию» его джинс.
Он медленно расстегнул ее, желая подразнить, прикусывая и облизывая следы от своих зубов на теле Хауса.
Хаус пытался изо всех сил не обращять внимания на то, что рука Уилсона скользнула сквозь ширинку и легла на его «боксеры». Он еще больше пытался не обращять внимания на то, что пальцы онколога начали по сантиметру опускаться вдоль основания члена к его яйцам, массируя их.
К этому времени, Уилсон был сверху сидящего на диване Хауса, закинув одну ногу на колено диагноста, одной рукой все еще плотно обхватив яички другого мужчины, а другой — запустив в его короткие седеющие волосы.
-Уилсон, - воскликнул Хаус с недовольством, - я же сказал, что пытаюсь посмотреть телевизор!
Уилсон стремительно поцеловал его в губы, просовывая язык глубже, и рукой возвращясь к головке встающего члена Хауса.
-Нет, - пробормотал Уилсон в мягкий, теплый и влажный рот Хауса, - твои попытки терпят поражение.
Хаус вскинул брови, когда Уилсон снова опустил руку к промежности, и осознав, что лучше сдаться, ответил на поцелуй.

@темы: house\wilson

01:46 

Freakoid
Ghosts can laugh but they're already dead
«Язык и другие нежные места»
И того имеем.
NC
"Красивая" версия. Резанная.
www.fanfiction.net/s/5977810/1/Of_Tongues_and_E...
Дис. Формально все не мое.

День тянулся вечность. Хаус был готов опуститься на мягкий, удобный диван и бутылкой прохладного пива и горячей, вкусной пиццей и забыться на несколько часов.
Он так устал. Он был зол на весь мир.
Его единственный пациент умирал от неизвестной болезни, и даже такой гений как Хаус не мог понять, что за болезнь его убивала.
Уилсон, напротив, не был уставшим.
Но ему было скучно.
Не зная, чем занять свой выходной день, Уилсон провел его в ожидании Хауса. И теперь, он был крайне возбужден. Поужинав и выпив немного пива, он почувствовал, как его снова одолевает скука. Он робко придвунулся к Хаусу. Касаясь языком его ушной раковины, он проник в нее глубже, одновременно скользя рукой вдоль преса и приближаясь к промежности.
Хаус захотел рассмотреть его лицо.
-Уилсон, я же смотрю телевизор. Подожди десять минут, прошу.
Уилсон, ни слова не говоря, медленно цловал затылок Хауса, быстрыми пальцами нащупывая молнию его брюк. Не сразу расстегнув ее, он дразнил Хауса, целуя и нежно закусывая его тело, отпуская, языком проводил по следам, оставшихся от его зубов.
Хаус пытался изо всех сил не обращять внимания на то, что рука Уилсона скользнула сквозь ширинку и легла на его «боксеры». Он еще больше пытался не обращять внимания на то, что пальцы онколога начали по сантиметру опускаться под брюки, лаская и не оставляя без внимания ни одну часть его тела.
К этому времени, Уилсон был сверху сидящего на диване Хауса, закинув одну ногу на колено диагноста, одной рукой все еще плотно обхватив определенную часть тела мужчины, а другой — запустив в его короткие седеющие волосы.
-Уилсон, - недовольно воскликнул Хаус, - я же сказал, что пытаюсь посмотреть телевизор!
Уилсон стремительно поцеловал его в губы, проникая языком глубже, и рукой возвращясь к его твердеющего и просыпающегося «достоинства».
-Нет, - прошептал Уилсон, отрываясь от поцелуя теплых, мягких и влажных губ, - твоя попытка обречена на поражение.
Хаус вскинул брови, и Уилсон снова опустил руку к промежности. Хаус решил сдаться под напором Уилсона и ответил на поцелуй.

@темы: house\wilson

00:41 

Анализ и слеш-эксперимент.

Freakoid
Ghosts can laugh but they're already dead
www.fanfiction.net/s/5977810/1/Of_Tongues_and_E...
3 варианта перевода текста.
а) нейтральный (точный).
б) грязный, непристоный, грубый.
в) красивый, «конфетный».


Part 1

Оригинал. Нейтральный:


It had been a long day.
House wanted to collapse in front of the TV with a beer and a pizza.
He was tired. He was pissed off.
His patient was still dying and there seemed nothing he could do about it.
Wilson, on the other hand, was not tired.
Wilson was bored.


Нормальный перевод (совпадение 99.9%):

День был длинный.
Хаус хотел упасть перед телевизором с бутылкой пива и коробкой пиццы.
Он устал. Он был зол.
Его пациент, казалось, все еще умирал, и он ничего не мог с этим поделать.
Уилсон как раз не устал.
Ему было скучно.

Грязноватый вариант:

День был длинным. Хаус хотел просто завалиться перед телеком с пивом и пиццей.
Он страшно устал. Его все бесило.
Пациент умирал, и он не додумался от чего именно.
Уилсон ни хрена не устал.
Был свеж, как огурчик. Но ему было нудно.

Конфетный вариант:

День тянулся вечность. Хаус был готов опуститься на мягкий, удобный диван и бутылкой прохладного пива и горячей, вкусной пиццей и забыться на несколько часов.
Он так устал. Он был зол на весь мир.
Его единственный пациент умирал от неизвестной болезни, и даже такой гений как Хаус не мог понять, что за болезнь его убивала.
Уилсон, напротив, не был уставшим.
Но ему было скучно.

Part 2

Оригинал.

Wilson had spent his day off doing nothing and waiting for House to come home.
To put it bluntly; Wilson was horny.
With dinner finished and beer half consumed, the oncologist had once again slipped into the realms of boredom. He edged closer to House on the sofa.
Wilson dipped his tongue in House's ear, simultaneously moving his hand down over the diagnostician's stomach and slowly into his lap.

Нейтральный

Уилсон провел свой выходной в бездельи и ожидании, пока Хаус вернется домой.
Грубо говоря, Уилсон был возбужден.
Закончив ужин и наполовину опустошив бутылки пива, Уилсон снова погрузился в скучное бездействие. Он подсел ближе в Хаусу, сидящему на диване. Он окунул язык в ухо Хауса, одновременно, опуская руку вдоль живота диагноста к его коленям.

Грязный.

У Уилсона был выходной. Но он ничем себя не занял, а тупо ждал пока Хаус вернется с работы. Проще говоря, у него «стоял». После съеденного и выпитого на него опять напала скука. Он пододвинулся ближе к Хаусу. Засунул язык тому в ухо и рукой массировал живот, двигаясь к промежности.

Конфетный.

Не зная, чем занять свой выходной день, Уилсон провел его в ожидании Хауса. И теперь, он был крайне возбужден. Поужинав и выпив немного пива, он почувствовал, как его снова одолевает скука. Он робко придвунулся к Хаусу. Касаясь языком его ушной раковины, он проник в нее глубже, одновременно скользя рукой вдоль преса и приближаясь к промежности.

Part 3

Оригинал.

House tried to peer around Wilson.
"Wilson, I'm trying to watch TV – can't you hold in your sexual frustration for another ten minutes?"
Wilson didn't answer; instead he moved his lips to the nape of House's neck and his fingers down to the zip of House's jeans.
He pulled it down slowly, teasingly, as he bit down on House's skin and then licked the indentations his teeth had made.

Нейтральный.

Хаус пытался рассмотреть Уилсона.
-Я пытаюсь смотреть телевизор. Не мог бы ты придержать сексуальный пыл десять минут?
Уилсон не ответил, а губами коснулся затылка Хауса, в то время как, пальцами он нащупал «молнию» его джинс.
Он медленно расстегнул ее, желая подразнить, прикусывая и облизывая следы от своих зубов на теле Хауса.

Грязный.

Хаус начал пялиться на Уилсона.
-Бля, дай телек посмотреть. Скоро уже заканчивается.
Уилсону было пофиг. Он кусал и облизывал затылок Хауса, расстегивая его молнию другой рукой. Дразнил, кусая и целуя, а потом облизывая мокрым языком следы от укусов.

Красивый.

Хаус захотел рассмотреть его лицо.
-Уилсон, я же смотрю телевизор. Подожди десять минут, прошу.
Уилсон, ни слова не говоря, медленно цловал затылок Хауса, быстрыми пальцами нащупывая молнию его брюк. Не сразу расстегнув ее, он дразнил Хауса, целуя и нежно закусывая его тело, отпуская, языком проводил по следам, оставшихся от его зубов.

Part 4

Оригинал.

House was trying very hard not to notice when Wilson's hand slipped through the opening and came to rest on his boxers.
He tried even harder not to notice when the oncologist's fingers began to inch along his shaft, then trailed down to massage his balls.
By now Wilson was half on top of the sitting House, his leg hooked over the diagnostician's knee, one hand still cupped around the other man's testicles and the other lost in the short greying hair.


Нейтральный

Хаус пытался изо всех сил не обращять внимания на то, что рука Уилсона скользнула сквозь ширинку и легла на его «боксеры». Он еще больше пытался не обращять внимания на то, что пальцы онколога начали по сантиметру опускаться вдоль основания члена к его яйцам, массируя их.
К этому времени, Уилсон был сверху сидящего на диване Хауса, закинув одну ногу на колено диагноста, одной рукой все еще плотно обхватив яички другого мужчины, а другой — запустив в его короткие седеющие волосы.

Грязный.

Хаус старался не отвлекаться на Уилсона и его руку, которая залезла ему в штаны.
Но когда он просунул ее под трусы и начал гладитьи и сжимать его член и ласкать яйца, не отвлекаться стало невозможно.
Уилсон уселся верхом на Хауса, массируя его шары под штанами одной рукой, и ероша седые волосы — другой.

Конфетный.

Хаус пытался изо всех сил не обращять внимания на то, что рука Уилсона скользнула сквозь ширинку и легла на его «боксеры». Он еще больше пытался не обращять внимания на то, что пальцы онколога начали по сантиметру опускаться под брюки, лаская и не оставляя без внимания ни одну часть его тела.
К этому времени, Уилсон был сверху сидящего на диване Хауса, закинув одну ногу на колено диагноста, одной рукой все еще плотно обхватив определенную часть тела мужчины, а другой — запустив в его короткие седеющие волосы.

Part 5

Оригинал.

"Wilson!" House exclaimed, exasperated "I said I'm trying to watch TV!"
Wilson swiftly brought his mouth down on House's, slipping his tongue in as he moved his hand back up to the tip of the other doctor's hardening cock.
"No," Wilson mumbled into House's warm, wet mouth, "You're failing to watch TV"
House just raised his eyebrows, but as Wilson moved his hand back down, House gave in and kissed back.

Нейтральный.

-Уилсон, - воскликнул Хаус с недовольством, - я же сказал, что пытаюсь посмотреть телевизор!
Уилсон стремительно поцеловал его в губы, просовывая язык глубже, и рукой возвращясь к головке встающего члена Хауса.
-Нет, - пробормотал Уилсон в мягкий, теплый и влажный рот Хауса, - твои попытки терпят поражение.
Хаус вскинул брови, когда Уилсон снова опустил руку к промежности, и осознав, что лучше сдаться, ответил на поцелуй.

Грязный.

-Бля, я смотрю телек! Отвали.
Уилсон засунул язык ему в рот и рукой ласскал головку члена.
-Ни хрена!
Хаус, в подном а*уе, решил сдаться и пососаться с Уилсоном.

Красивый.

-Уилсон, - недовольно воскликнул Хаус, - я же сказал, что пытаюсь посмотреть телевизор!
Уилсон стремительно поцеловал его в губы, проникая языком глубже, и рукой возвращясь к его твердеющего и просыпающегося «достоинства».
-Нет, - прошептал Уилсон, отрываясь от поцелуя теплых, мягких и влажных губ, - твоя попытка обречена на поражение.
Хаус вскинул брови, и Уилсон снова опустил руку к промежности. Хаус решил сдаться под напором Уилсона и ответил на поцелуй.

@темы: прикол, слеш, house\wilson

14:44 

Freakoid
Ghosts can laugh but they're already dead
«Нормальные люди»
Хаус/Чейз
PG
Дис. Все не мое.
По мотивам www.fanfiction.net/s/5313092/1/I_Want_A_Love_Li...

Только войдя в квартиру, он понял, что что-то изменилось. Что именно, он не знал. Хаус проверил все ящики и комнаты, но не мог понять, что не так. Потом заметил, что в клетке вместо одной крысы, теперь было две.
-Какого хрена?
Хозяин, склонившийся над ними, очевидно, казался крысам таким же странным объектом, как и весь человеческий мир. Новая крыса была меньше Стива Маккуина и светлее.
-Я ее нашел вчера. Подумал, Стив будет рад компании.
Чейз стоял у дверей и ухмылялся.
-Как ты сюда попал?
-Камерон дала ключ.
Чейз покрутил ключом на пальце и спрятал обратно в карман.
-Это Грейс Келли.
Хаус все еще смотрел на крыс.
-Откуда такое странное имя?
-Просто смотрел фильм с ней пару дней назад.
Чейз подошел поближе к Хаусу.
-Они мило смотрятся вместе.
-Это просто крысы.
-Да. Но крысе тоже нужен кто-то.
-Если Стив что-то подхватит от нее, ты будешь расхлебывать. Ясно? И где ты вообще ее взял?
-Они правда милые. Двое влюбленных крысок. Теперь у них есть, с кем провести остаток жизни и кому довериться.
Хаус недовольно посмотрел в сторону Чейза.
-Заведи щенка и не ной!
-Подождите, Хаус.
Чейз догнал его уже возле входной двери.
-Вы не поняли?
-А что тут понимать?
-Хаус, Вы мне нравитесь. И я хочу быть с Вами.
Хаус перевел взгляд от Чейза на потолок.
-Вот, значит, как ты признаешься мне в любви... Приводишь моей крысе подружку?
Чейз слегка покраснел.
-Я не знал, как еще это нужно было сделать.
-Будь, как нормальные люди: подари мне розы или шоколад. Или разденься и залезь в мою постель.
-Просто Вы враг традиций. Вот и я подумал, что мне тоже следует отказаться от традиционных проявлений симпатии, чтобы Вам понравиться.
-Я от тебя такого не ожидал, честно говоря.
Хаус поцеловал его, прижимая к себе и, держа лицо в ладонях.
-А ты этого не ожидал.
У Чейза ненадолго пропал дар речи.
-Я пошел в спальню. Хочешь, присоединяйся.
Хаус все еще ухмыляясь, скрылся за дверью.
Чейз с минуту постоял, молча глядя то на Хауса, то на клетку. Потом нагнулся к крысам и тихо сказал:
-Спасибо!
До него только что дошло, что он воспользовался советом ...крыс.
А чему удивляться, собственно, ни Хаус, ни Чейз никогда не были «нормальными людьми»?

@темы: house\chase

02:38 

«Торги»

Freakoid
Ghosts can laugh but they're already dead
«Торги»
Уилсон\Чейз (feat. Хаус)
По мотивам www.squidge.org/housefanfiction/archive/18/ther...
PG
Dis. Все не мое

На улице было холодно. Однако, это не помешало Ежегодному Аукциону Холостяков по сбору средств для больницы Принстон-Плейнсборо состояться. Фишка была в том, что этот аукцион был посвящен всем холостякам-сотрудникам больницы.

На крыше здания воздух был еще холоднее. Но это не помешало Уилсону прижать своего любимого к кирпичной стене и раздеть его. Как и не помешало Чейзу позволить заняться с ним сексом прямо на крыше больницы, в которой они оба работали.

Уилсону пора было спускаться в зал и к гостям. Он не хотел уходить, не сейчас, не тогда, когда перед ним стоял полуголый Чейз и умолял «отыметь» его именно таким способом, как любил Уилсон.
Пейджер запищал еще раз и это было сигналом, что нужно немедленно идти к гостям.
-Черт. Мне пора...
-Еще пять минут, пожалуйста.
Он остался ради Чейза еще на пять минут. Но больше ждать просто нельзя было.
-Мне нужно еще в ванную, вернуть себя в прежний вид. Ну, такой, какой у меня был до этого ночного свидания на крыше.
Чейз засмеялся и отпустил его.
-Обещаю, после вечеринки можешь делать со мной абсолютно все, что захочешь.
У Уилсона мелькнула шальная идея: отпроситься у Кадди, симулировав внезапную боль в животе. Мысль мелькнула и тут же пропала.
-Интревал пять минут, Чейз.

***

Уже в зале Чейзу показалось странным, что Уилсон был в списке «Завидных холостяков Принстон-Плейнсборо».
-Это какая-то ошибка...
-Какая ошибка?
Камерон встряла, попивая красное вино.
-Слышала, Уилсон ни с кем не встречается. Я готова раскошелеться, чтобы заполучить этого душку.

У Чейза проснулся гнев от комментария коллеги.
Он не заметил, как подошла глав-врач, качая в руках, как живого пупса, журнал Космополитен.
-Отлично сказано, доктор Камерон. Странно, Чейза нет в списке «холостяков», и огромного кольца с бриллиантом у Вас на пальце я тоже не вижу.
-Мы расстались. Давно. Наш роман был ошибкой. Не о чем говорить.
Слова Чейза сильно задели Камерон.
-Не смей!
-Я? Это ты меня бросила, сказав, что у меня маленький член. Вот тебе и выпал случай найти кого-то с членом помощнее.
-Знаешь, что...
-Слышал, Форман как раз свободен. А о том, что у «черных» члены больших размеров знают все. Есть над чем задуматься, Камерон. Будем надеяться, что Фoрману нравятся девушки, которые кричат в постели.

Кадди чуть не подавилась вином. Похоже, что период «какашечной любви» у этих двоих остался в прошлом.
-Желаю удачи с Форманом, доктор Камерон. А Вы, доктор Чейз, меня еще больше заинтриговали.
-Я кое с кем встречаюсь. По крайней мере, как мне казалось до недавнего времени.
-С кем? Я ее знаю? Это кто-то из нашего отделения?
Камерон не унималась с вопросами.
-Притормози, девочка. Я тебе не щенок, которого водят на поводке. Мы больше не вместе. И ты мне не жена. Займись Хаусом лучше. Может, его «заводит» ходить на поводке.
-А потом еще удивляются, почему женщины становятся лесбиянками...
Камерон недовольная, отстала от Чейза и пошла к гостям.

***
Уилсон растерянно, смущенно посмотрел на золотистый список «Завидных холостяков» и, краснея, почувствовал раздевающие глазами взгляды некоторых гостей на себе. Еще бы, его имя стояло на первом месте.

Он искал Чейза в толпе и тихо матерился (по-английски) на того, кто провернул эту аферу. Было нетрудно догадаться, кто именно был способен на такое.

Хаус был одет в смокинг, который странным образом был ему к лицу. Весело улыбаясь, он заговорил с Уилсоном.
-Как жизнь, Джимми? Надеешься, что тебя отхватит медсестра-транссексуалка? Не надейся, потому что она не придет. А вот злобная стерва Бренда будет рада потягаться в конкурсе за право обладания Джеймсом Уилсоном. Я видел, как она пялилась на твой зад — готов поспорить, она «заездит» тебя до смерти.
-Это ты занес меня в список холостяков, Хаус? Нет, можешь не отвечать. Я и так знаю, что это был ты. По улыбке, как у Чеширского кота из «Алисы».
-Не волнуйся. Там будет предостаточно «кисок» на любой вкус. Смотри-ка, нашего Чейза красавчика нет в списке. С кем, думаешь, он переспал, чтобы избежать участия в этом аукционе? Кладовка сегодня весь день была странным образом заперта. Тебя не наводит на мысли?
-Я им ясно сказал, что я не стану принимать участие в этой игре, Хаус.
-А я затуманил ясность, сделанную тобой. Ладно, пойду выпью. Чего и тебе желаю. Ты же не хочешь обломать кайф своим «не-стояком» какой-нибудь счастливой даме... или кавалеру.
-Это порядочный вечер в честь сбора средств, а не дешевое сборище секс-туристов!
Уилсон молча поплелся за Хаусом к бару. Остановившись рядом, он продолжил:
-Я не собираюсь спать с человеком, который... которая меня «купит» сегодня. Еще чего! И вообще, откуда ты знаешь, свободен я или нет? Ты ничего не знаешь о моей личной жизни. Вернее, думаешь, что знаешь все. Но нет. И почему, кстати, твоего имени нет в списке холостяков?
-Я особенный. (Двойной скотч, пожалуйста.) И к тому же, я дорого стою.
-С этим у тебя проблем нет...
-Я сказал, «стою». Ударение на «о», если ты не понял. Что это у тебя за кошмарный галстук?
-Мне плевать, кому и сколько ты заплатил за то, чтобы меня внесли в список, но сделай так, чтобы мое имя оттуда убрали. Немедленно!
Уилсон с ужасом увидел, как одна медсестричка пустила ему воздушный поцелуй.
-Хаус, я тебе этого не прощу.

Хаус пил скотч и заметил Уилсону, что он «наркоман и полагаться на его ум не следует».
-Да твой ум нас всех переживет. Он будет лежать в банке с раствором через 100 лет и обзывать всех идиотами. Нет, он будет стоять на моей могиле и читать мне морали! Ты никогда не оставишь меня в покое, ни на этом, ни на том свете.
-Насчет 100 лет не уверен, но не за что не умру, пока не увижу, как дамы нашей больницы тебе на сцену бросают трусики.
Уилсону хотелось задушить Хауса прямо сейчас. И мысль о том, что Чейз не оценит эту дурацкую шутку и откажет ему в обещянном и долгожданном сексе приводила его в состояние близкое к агонии.
***
-Это ты внес Уилсона в список, да?
Кадди.
-А что там насчет «драки голых девиц в скользкой грязи»?
-Нет никаких «голых девиц», ты о чем...?
-Думаешь, я не способен на большее, чем просто внести в список имя лучшего друга?
Мы бы, конечно, могли устроить «частную драку» в моем отельном номере, сразу после шоу. Что скажешь, Кадди?
-Я дорого стою.
-Ударение на «ю»? Я так и знал, что ты транссексуал.
Кадди смотрела на Уилсона, бешено жестикулировавшего и показывавшего пальцем в сторону Хауса, объясняя организаторам, что его «холостятское положение» было ошибкой.
-Ты воплощение зла, Хаус.
-Нет. Зло было бы снять штаны с Уилсона, чтобы, так сказать, продемонстрировать «товар в наличии», пока тот говорит со сцены.
-Забудь о этом. Я не потерплю, чтобы у главы отделения онкологии случился инфаркт в разгар вечеринки.
-Мы все равно в больнице. Нечего волноваться.
-Что ты задумал? Ты ведь что-то задумал, Хаус. Не пожалей потом о своем поступке, когда увидешь, кто отхватит Уилсона сегодня.
Хаус продолжал пялиться на округлый зад Кадди, даже когда она уже почти скрылась в толпе.

***
Уилсон был заметно смущен, стоя на сцене, запустив руки в карманы под ослепляющими и жаркими софитами. Отчаянно и злобно сжимая кулаки от желания побить Хауса за эту выходку при первой же возможности. Ощутив на себе удивленный и безрадостный взгляд Чейза, он еще больше разозлился на Хауса и на всю ситуацию.
Аукционист щелкнул пальцем микрофон, проверяя звук, торжественно оъявил:
«Дамы и господа, налетайте на одного из самых завидных женихов Принстон-Пленсборо, мистера Джеймса Уилсона!»
Уилсону хотелось задушить и его за столь бесцеремонное представление.
«Не каждый день выпает чудесная возможность «купить» главу отделения на всю ночь. Не упустите свой шанс, дамы и господа. Торги открыты. Начальная цена 100$».

-150$.
Камерон замахала рукой.
-200$.
Чейз выкрикнул из толпы. Уилсон не был готов к такому. Он молча, ошеломленно смотрел то на Чейза, то на Камерон.
-250$
Камерон злобно улыбалась.
-300$
Чейз ответил машинально.
-350$
Ее улыбка стала еще злобнее.
-400$

Толпа расступилась и с интересом, замерев, наблюдала за сценой: Камерон и Чейз стояли друг напротив друга, готовые броситься и выцарапать глаза.
Было очевидно, что Чейз вступил в торги, чтобы по-быстрому «купить» его и прекратить дурацкое соревнование.
Он не хотел, чтобы его кто-то «купил», потому что у них было много интересного запланировано на вечер.
Кадди стояла недалеко от Хауса, наблюдая за развитием аукциона и поглядывала на хромого врача. На его лице была все та же улыбка Чеширского кота.
Тем временем, сумма взлетела до 950$.
Камерон не сдавалась, а Чейз с досадой понимал, что такими темпами ему очень скоро придется распрощаться со своей зарплатой. По ответному взгляду со стороны Уилсона, Кадди сразу поняла, с кем тот тайно встречался. Кадди уже давно подозревала Уилсона, если не в гомосексуальности, то в бисексуальности как минимум. Забавно, что не с кем-нибудь, а с красавчиком-Чейзом, на десять лет его моложе. Который сейчас забыл всякий стыд, открыто соревнуясь за Уилсона.
-1,000$.
Сказал он. Никто и предположить не мог, что все зайдет так далеко и шутливая игра превратится в настоящий бой с серьезными суммами.

И вдруг Кадди спокойным тоном произнесла:
-1,100$.
И моментально Хаус и все остальные уставились на нее, как на неноромальную.
-1,200$.
Незамедлительно последовал ответ Камерон. Забыв, что Кадди ее начальница, она решила идти до конца.
Чейз теперь с недоумением наблюдал за двумя женщинами в их стойкой и неожиданной борьбе за главу онкологического отделения. Мельком взглянул на Уилсона, Чейз закричал:
-1,300$!
-1,400$.
Был ответ Кадди, и Камерон, поджав хвост, образно говоря, вышла из игры.
Остались Чейз и Кадди.
-1,500$.
-1,600$!
Уилсон с остальными гостями следили за тем, что происходило в зале.
-1,700$.
-2,000$.
Хаус не понимал, зачем Кадди ввязалась в это. Чейз и Камерон, понятно. Но глав-врач? Неужели и она была влюблена в Уилсона?
«Не скупитесь, молодой человек. Разве он не стоит большей суммы?» послышался подбадривающий голос аукциониста, обращенный к Чейзу.
Чейз, хмурый как туча, ничего не ответив, быстро пошел к выходу.

У Уилсона заболел живот от волнения и неотвратимости, когда он увидел, как Чейз вышел из зала. Ладно, по крайней мере, он знал, в какой ресторан сводить Лизу после вечеринки.

«2,000$ раз.... 2,000$ два...» гости молчали, «2,000$ три. Продано даме в...»
-5,000$.
Хриплый голос Хауса с дальнего конца зала.
Уилсон узнал этот голос среди кучи народу и слепивших в глаза софитов. Он бы скорее узнал голос Хауса, чем собственной матери. Этот голос заставлял его вскакивать с постели в холодном поту и не давал заснуть часами.
-Хаус? Какого черта? Он себе ланч не может купить, откуда у него 5,000$? Его любимый Чейз не просто проиграл, а проиграл Хаусу. Это здорово ударило по его эго.
«Доктор Кадди, поднимаете цену?» спросил аукционист.
Но Кадди, взяв бокал, предпочла выйти из игры.

«Продано милому джентельмену с тростью за 5,000$».

***
Уилсон, с грохотом сбежав по ступенькам со сцены, пробираясь сквозь толпу, рассыпаясь по дороге в вежливых «простите-извините», схватил Хауса за руку и отвел в сторону:
-Что это такое? Тебе что, лоток перестелить или там машину помыть? За что ты мне мстишь, Хаус?
-Что ты? Месть, это не по моей части.
-А что тогда!?
-Я хотел посмотреть на лицо Чейза, когда он проиграет. Это было незабываемое зрелище. Я был готов любые деньги отдать, чтобы это увидеть.
Потом схватил Уисона за галстук и грубо поцеловал.

-Буду ждать в машине, Джимми.
С этими словами Хаус поковылял к выходу, а Уилсон, застыв в шоке, еще долго не мог прийти в себя.

Проходя мимо Чейза в зеленой рубашке, которая «мило» оттеняла его малиновое от злости лицо, Хаус добавил:
-Присоединяйся, блондинчик. Но за дополнительные деньги.

Конец.



Критика (и похвала) не принимается. Только для просмотра. Все мысли при себе. Спасибо.

@темы: wilson\chase

URL
23:44 

Freakoid
Ghosts can laugh but they're already dead
«Наказывая себя»
Перевод с английского: Freakoid
Бета: Мария Бездомная
Автор: omgifoundwaldo.livejournal.com/
Оригинальное название: Punishment
PG
Дис. Все не мое (но все прекрасно понимают...)

Отдельное спасибо Бете за терпение и усердность))





Хаус сидел один в темноте с банкой пива в одной руке и тростью — в другой. Сразу после того, как Чейз ушел (вернее, в бешенстве захлопнул входную дверь), Хаус выставил вон заказанную на ночь проститутку.
Он подождал, пока Чейз уйдет и только потом выпроводил проститутку. Он хотел, чтобы Чейз думал, что она осталась у Хауса на всю ночь, как планировалось. Он хотел, чтобы Чейз думал, что они переспали вместе (или, как говорят британцы «перепихнулись»; Чейз — британец, верно?)
-Австралиец, - голос Чейза в голове Хауса поправил его.
-Почти угадал, - ухмыльнулся про себя Хаус с легким раздражением.
Ему сейчас не хотелось спорить со своим подсознанием. Несмотря, на то, что вышеуказанное подсознание говорило с ним голосом Чейза.
Он улыбнулся от мысли, что Чейз для него, как ангел, сидящий на правом плече.
(А вот Форман, скорее, бес на левом. Камерон слишком добра ко всем, потому не подходит на роль беса, но на плече Хауса посидеть не отказалась бы; а у Формана криминальное прошлое. Так что этот факт не оставляет выбора.)

Без Чейза квартира Хауса казалась слишком пустой и слишком большой. Не то, чтобы он скучал по Чейзу... просто квартира была действительно велика для одного. Может, завести щенка, чтобы заполнить пустоту? Или цветок в горшке, (за ним, в отличие от собаки, не придется убирать какашки)?

Хаус допил пиво и раздавил банку рукой. Он пытался понять, зачем вызвал проститутку. Да, он был несчастен. С Чейзом или без. Так или иначе, но их отношения не были такими уж паршивыми.

Будь сейчас Уилсон здесь, он бы непременно стал нести очередную чушь на тему «Хаус себя подсознательно наказывает». Он отчетливо представил перед собой Уилсона - руки в боки, в позе Супермена, как обычно, читающего ему нотации.
-Ты намеренно хочешь быть несчастным. Вот почему ты поступил так с Чейзом. Почему ты хоть раз в жизни не хочешь попробовать стать счастливым? Я понимаю, если ты наказываешь себя за то, что не смог во время вылечить пациента, но Чейз... он любит тебя, а ты его. В чем твоя проблема, Хаус? - злился воображаемый Уилсон.
Но Хаус списал все на алкоголь. Он ухмыльнулся при мысли, насколько точно его мозг смог воссоздать образ Джеймса Уилсона.
-В чем моя проблема? - повторил он, задумчиво постукивая тростью по полу.
Любил ли он Чейза? Подсознанию казалось, что да.

Он вспомнил лицо молодого человека, когда тот вошел в их спальню и увидел Хауса в постели с проституткой, их постели... постели, в которой они спали и занимались любовью не один месяц.
Чейз застыл. Хаус вспомнил, как дрожали его губы, как глаза становились влажными, быстро наполняясь слезами; как он заорал, его акцент звучал четче из-за сильных эмоций...
-Твою мать, что это!? - кричал Чейз, пытаясь не обращать внимание на рядом лежащую шлюху, потом достал телефон и вслух прочел сообщение, которое накануне отправил ему Хаус: «Приходи домой. У меня для тебя сюрприз.»
-У тебя извращенное чувство юмора, Грег... - ухмыльнулся Чейз сквозь слезы, стекающие по щекам.

Хаусу стало тяжело на сердце от этих воспоминаний. Интересная реакция: ему было больно оттого, что он сделал больно другому. Значит, он любил Чейза.

Лицо молодого человека было мокрым от слез.
-Зачем ты это делаешь? Зачем ты причиняешь боль мне... и себе? - с этими словами Чейз вышел из спальни, собрал вещи и ушел, всхлипывая и вытирая слезы с опухших глаз.

Хаус нахмурился и почувствовал, как у него снова кольнуло в груди. Он смотрел в пол, виновато, одновременно с жалостью и омерзением к себе...
Может, Уилсон в его голове был прав? Может, он и вправду наказывал себя за что-то?
Может, он действительно любил Чейза?

У него было два варианта:
а) Позвонить Чейзу и попытаться все уладить.
б) Открыть еще одну банку пива и топить в ней свою боль всю оставшуюся ночь.
...Хаус встал с дивана и пошел в направлении холодильника.

23:44 

Freakoid
Ghosts can laugh but they're already dead
«Песок»
Перевод с английского: Freakoid
Бета: Мария Бездомная
Автор: hibernia1.livejournal.com
Оригинальное название: Sand
PG
Дис. Все не мое (но все прекрасно понимают...)

Отдельное спасибо Бете за терпение и усердность))


-Хаус, мы должны пойти на пляж. Погода чудесная! - объявил Уилсон за завтраком.
-Твой идиотизм не имеет границ, - сердито прищурился Хаус.
-Что я на этот раз не так сделал?
-Забыл, что я калека? Я не могу ходить по песку, - он бросил вилку в тарелку, не заботясь о том, что куски еды полетели во все стороны, и резко хлопнул дверью с такой силой, что в окнах задребезжали стекла.
Уилсон тяжело вздохнул. Ему пора было привыкнуть к тому, что Хаус может вспылить за долю секунды. Но за долгие годы их отношений он часто забывал об этой особенности его характера. Было действительно глупо с его стороны предложить Хаусу пойти на пляж...

Он закончил завтракать, обдумывая, как прийти к компромиссу.
Тина прыгнула на стол и принялась доедать остатки яичницы из тарелки Хауса. Уилсон попытался жестом прогнать ее со стола, но кошка не обращала никакого внимания на своего хозяина, спокойно усевшись в тарелке.
-Я виноват в том, что «папочка» расстроен, - сказал Уилсон, обращаясь к кошке. Тина замурлыкала и подставила голову ему под руку. Он погладил ее, но потом решил, что кошке все же не место в тарелке. Взяв ее на руки, он осторожно поставил ее на пол, не обращая внимания на ее жалобное мяуканье.

Уилсон убрал со стола, сделал себе кофе и сел за компьютер. Найдя в Интернете то, что искал, он пошел в спальню.
-Слушай... - сказал он, сев на кровать и похлопав Хауса по спине, на что Хаус никак не отреагировал, и потому Уилсон продолжил, - прости меня. Я не подумал, что говорил. Я знаю, как ты обижаешься, если людям случается напомнить тебе о некоторых ограниченных возможностях твоего тела...
-Твоему красноречию памятник бы поставить, - буркнул Хаус из-под одеяла.
-Спасибо за комплимент.
-Это сарказм.
-Я понял. Слушай, я кое-что прочел в сети...
-«Интернете», а не сети.
-Хорошо, в Интернете. Мы можем пойти на пляж. И тебе не нужно будет ходить. У них есть специальные удобные инвалидные кресла с огромными колесами. На таком можно запросто подъехать к морю. И я с удовольствием готов катить твое кресло, если позволишь. Я люблю бывать на пляже, и ты тоже. Мы хорошо проведем время. Может, удастся найти ресторанчик с видом на живописный закат...
-Не хочу.
-Не надо так, прошу.
-Если хочешь на пляж, иди сам.
-Нет. Я хочу пойти туда с тобой.
-Ты надорвешься, если будешь толкать огромное кресло и меня вместе с ним...
-Не надорвусь. Они рассчитаны для того, чтобы их катить по песку. Мне будет совсем не тяжело.
-На нас будут пялиться...
-С каких пор тебя волнуют такие вещи?

Хаус помолчал пару минут и, когда Уилсон решил сдаться, в комнату вошла Тина и, мяукнув, взобралась на Хауса.
-Уйди, мышь. У «папочки» есть дела, - сказал Хаус.
Уилсон не сдержал радостной улыбки.
-Иди, прими душ, а я сделаю нам в дорогу сандвичей и приготовлю термос кофе, - сказал он.
Хаус кивнул:
-Неплохо придумал. И прости, что назвал тебя идиотом.

22:50 

Freakoid
Ghosts can laugh but they're already dead
«Одежда»
Перевод с английского: Freakoid
Бета: Мария Бездомная
Автор: hibernia1.livejournal.com/
Оригинальное название: Clothes
PG
Дис. Все не мое (но все прекрасно понимают...)

Отдельное спасибо Бете за терпение и усердность))



-Что ты делаешь? - принялся ныть Хаус.
-Глажу рубашку. Спи дальше, - ответил Уилсон.
-С каких пор ты гладишь одежду в нашей спальне?
-С тех пор, как в нашу прачечную не пройти из-за твоих коробок.
-Как же ты умеешь достать своей пассивной агрессивностью. Я сказал, что разберу вещи, как только будет время.
-Они стоят там уже две недели. У тебя было предостаточно времени.
-У меня болит нога!
-А когда ты относил коробки туда, не болела? Странно.
-Я тебя ненавижу.
-Плевать.
Хаус привстал на кровати:
-Это не рубашка.
-Ты удивительно проницателен, Хаус.
-Это галстук. Ты гладишь галстуки? Ты что, издеваешься?
-Нет.
-А зачем тогда?
-Затем, что на месте, где галстук завязывают узлом, он становится мятым.
-Ну и что? Ты же его снова на том же месте завяжешь. И никто не заметит, что он мятый.
-Я замечу.
-Тебе лечиться надо...
-Спасибо за совет.
-Оторвись от глажки и приготовь мне завтрак.
-Сперва я закончу тут, затем приму душ, и мы вместе позавтракаем.
-Я умру с голоду!
-Плевать.
Хаус швырнул подушку в сторону Уилсона, но так, чтобы не она долетела.
-Если я из-за тебя обожгу руку, ты об этом пожалеешь, - предостерегающее заявил Уилсон.
-Я специально промазал. На этот раз.
-Прекрати, Хаус.
-Надеюсь, ты не собираешься гладить всю стопку одежды, которая лежит рядом на стуле?
-Собираюсь.
-Там и мои вещи. Их гладить не надо. Если я явлюсь на работу в накрахмаленной рубашке, люди меня неправильно поймут.
-Да уж.
-Или еще чего хуже: они решат, что я «голубой».
-Тот факт, что мы давно живем вместе их, я думаю, уже подготовил к такой мысли...
-Не трогай мои вещи! Я серьезно.
-Ты не умрешь, если хоть раз оденешься прилично.
-Ты этого не знаешь. Джеймс, я не шучу! Только тронь эту футболку — и ты покойник.
-Обещаешь, что разберешь свои коробки сегодня?
-Нет, ты не посмеешь шантажировать меня глажкой...
-Спорим?
-Я тебя ненавижу. Положи на место. Господи, ладно! Я разберу коробки.
-Спасибо.
-Пожалуйста, блин.

@темы: house\wilson

13:00 

Freakoid
Ghosts can laugh but they're already dead
«Сегодня»
Хаус\Уилсон
БДСМ и немного юмора, чтобы разбавить напряженный момент.
Ничего «графического», поэтому pg – спрашивайте разрешения у родителей, прежде чем читать этот драббл))
Дис. Все не мое (но все прекрасно понимают...)
146 слов
Огромное спасибо за идею! dark-wilson.livejournal.com/11553.html#cutid1


-Скольких медсестер за сегодня ты довел до слез? - спрашивает Уилсон будничным тоном.
-Троих. - Не задумываясь отвечает Хаус.
-Сколько раз ты назвал Кадди шлюхой? - задает он новый вопрос, сжимая и расслабляя рукоятку плети.
-Семь. - тихо говорит Хаус. Ему запрещено лгать. Поэтому он называет реальное число.
-Сколько незаконных процедур ты провел в клинике?
-Две. - отвечает Хаус, переминаясь на коленях, смотря в пол.
-Сколько раз ты назвал Чейза идиотом?
-...А мысли тоже считаются? - спрашивает Хаус и тут же получает резкий шлепок по ягодицам.
-За неуместные шутки — один лишний удар. Ясно?
-Да.
-Не слышу.
-Да! - говорит Хаус громче и опускает голову.
-Повторяю: сколько раз за сегодня ты назвал Чейза идиотом?
-Пять.
-Скольких пациентов ты оскорбил?
-Четверых.
-Руки за голову и наклонись. Вот так. - слышит он голос Уилсона за спиной, - Двадцать два* удара плетью и можешь возвращаться к своему любимому сериалу.


*Помним, что один лишний удар он получил за шутки в неположенное время.))

@темы: house\wilson

00:03 

"Зови меня Грэг"

Kommissar
- Ватсон, вы пидор? - Холмс, как вы догадались? - Я не догадался, я спросил...
а здесь кроме хауса и уилсона можно про всех остальных?)

***
Название: Зови меня Грэг
Автор: я
Пара: Хаус/Уилсон
Рейтинг: R
Размер: мини

- У тебя красивые волосы…
- Хаус ты что Викодина переел?
- Нет, правда… У тебя очень красивые волосы. Можно потрогать?
- Убери руку!
-…
- Хаус!!
- О, Джеееймс…
Джеймс Уилсон вскочил со стула, стряхивая с себя прибалдевшего Хауса. Тот с грохотом посыпался на пол…
- Ну что ты делаешь? Пнул калеку.
Хаус встал, опираясь на трость.
- Ты сегодня какой-то… не такой.
- А, по-моему, это ты – не такой. А теперь повернись и…
- А тебе не кажется, что для начала следует запереть дверь?
- Вообще-то я имел в виду, чтобы ты через нее вышел. Хочешь, я могу ее даже открыть?
Уилсон подошел к двери, но к ней его тут же придавили.
- Хаус!!
- Обычно кричат «На по-мощь!»
- Хаус, убери руки! Хватит…
- А ЕМУ нравится!
- Хаааааааааус…мпффф…уберии…
- Да брось…
-…
Ручка трости нежно касается выключателя на стене. Дрожащие пальцы терзают петельки пуговиц. Галстук соскальзывает мягко шурша.
- Хаус…
- Зови меня Грэг.
- Ладно...

01:33 

«Друг»

Freakoid
Ghosts can laugh but they're already dead
Хаус\Уилсон
R
Дис. Все не мое
По мотивам house-wilson.livejournal.com/4534866.html



Он никогда не подводил людей. Вообще, Джеймс Уилсон был хорошим другом. Этого никто не мог отрицать. И когда Кадди, выставивщая Хауса за дверь своей жизни и спальни, тактично и стоически сдерживала слезы перед гостями в тот недобрый вечер, Уилсон принял решение незамедлительно избавить ее от любого намека на незапамятное присутствие Хауса в ее доме. Собрав вещи своего неприятного коллеги, все до единого: зубную пасту, рубашки, компакт диски и начатую пачку жевательной резины, Уилсон взял коробку со стола и медленно направился к выходу.

Хаус исчез в неизвестном направлении в тот вечер и Уилсону ничего не оставалось делать, как оставить коробку у себя в квартире до прихода Хауса.
Он сел в кресло, рядом с содержимым картона с ненавистными глазу Кадди вещами. Наверху лежала мятая синяя рубашка Хауса.

Он аккуратно поддел ее пальцами и поднес к лицу, вдыхая остатки запаха Хауса и слабого парфюма, пахнущего сандалом и кофейными зернами.
Ничего частного, он просто проверил, не нужно ли постирать ее. Нет, не нужно. Он снова поднес ее к лицу, касаясь щекой мягкой ткани.

«Хаус любит носить облегающую одежду, которая обтягивает его тонкое тело. Он не признает правил и надевает то, что удобно на работу. Он не носит халат в клинике. Придя домой, он не спешит принять душ. Он ходит в пропитанной своим запахом одежде, садится на диван с коробкой апельсинового сока в руке, отпивает жадно и быстро, не обращая внимание на то, что сок льется по его подбородку, стекая на грудь и живот...»
Он чувствовал, как внизу все пришло в движение.

Стыд, неловкость и паранойя не давали Уилсону расслабиться. Прикрыв глаза, трогая лицом ткань рубашки Хауса, он аккуратно расстегнул брюки и просунул руку под белье.
«Полюбуйтесь, - отчитал он себя мысленно, - я фетишист, нюхающий одежду».
Ему было не по себе и тревожно от мысли, что кто-то может войти и помешать. Но Сем рассталась с ним еще на прошлой неделе, а Хаус сейчас, скорее всего, топил свое горе в каком-нибудь местном баре. Помешать было некому.

Крепко обхватив свою пульсирующую, томимую уже долгое время, страсть рукой, он продолжал грубо гнать ее к естественному разрешению событий, ускоряя темп, сопя в синюю ткань, прижатую к лицу и уже открыто, забыв стыд и страх разоблачения, но тихо скулил от переполнявшего его возбуждения.

«Хаус медленно заходит в душевую кабинку, сбрасывает липкую от пота одежду, откручивает кран. Струи воды хлещут его по плечам и шеи, стекая к ягодицам. Он выдавливает мыла себе на ладонь и проводит рукой широкими движениями вдоль тела. Хаус не признает правил в принципе, и правил приличия, в частности. Он запросто может пописать в присутствии медсестер, если понадобится анализ мочи. Поэтому уделить особое внимание своей особой части тела в душе для него обычное дело...»

Уилсон хныкал, представляя эту картинку на внутренней стороне век, она была настолько реальна, что у него перехватыватило дахание от этой мысли, и он спохватился, открыл глаза, мигая, и, затем осознав со спокойствием, что находится в одиночестве в своей собственной квартире, снова провалился в сладко-терпкую начинку своих темных, горячих и тягучих желаний. Желаний, от которых он тщательно отгораживал друзей и близких, беспокоясь об их ранимой психике.
Джеймс Уилсон был хорошим другом. Джеймс Уилсон никогда не подводил людей.

01:51 

«Любовь ничего не меняет»

Freakoid
Ghosts can laugh but they're already dead
Оригинал: www.fanfiction.net/s/7294270/1/Love_changes_not...
«Любовь ничего не меняет»
слеш, юмор, Хилсон
Интерпретация с английского Freakoid
PG
Dis. Nothing belongs to me
Статус — завершен.
Бета — нет.




Восемь утра.

Хаус и Уилсон бегают по квартире, в спешке собираясь на работу. При этом Хаус опрокидывает стулья и лампы, выворачивает содержимое шкафа на пол, проливает на себя молоко или кофе, матерится и кидает в ванную грязную футболку. А Уилсон терпит и сдерживается, готовит им повторно кофе, потому что Хаус разлил свой, подбирает вещи за Хаусом и аккуратно кладет на место, идет в ванную, поднимает выкинутую на стирку футболку и кладет ее в барабан стиральной машины.
Так начинается почти каждый день.

Десять тридцать утра.

Они приезжают на работу в машине Уилсона, быстро идут к лифту и расходятся в коридоре, чтобы занять каждый свой кабинет.
Уилсон открывает дверь балкона, чтобы проветрить кабинет и уже слышит, как Хаус в соседнем помещении обозвал кого-то идиотом. Все как бычно.

Полдень.

Самое время отправиться на ланч. Они оба пойдут в кафетерий, Уилсон заплатит за двоих, как обычно. Они закончат обедать и вернутся к работе. Ничего не изменится. Однако...

-Коварный дьявол, пора обедать. - говорит Хаус с порога Уилсону.
Тот медленно поднимает на него глаза и размеренно отвечает:
-Мы, что принимаем...
-...Мы принимаем самое верное решение на данный момент, - перебивает его Хаус, - а именно: отправиться на ланч. Вставай, я жду.
Двери лифта за ними закрывыются и Хаус видит, с какой тревожной нежностью на него смотрит на него человек, которого он знает целую вечность.
Уилосон кладет руку ему на плечо и слегка сжимает - простой знак заботы и внимания.
-Не надо.
-Что не надо?
-Это ничего не меняет. Мы останемся такими, какими были. Завтра и через год. Мы — это мы.
-Знаю. После того, что между нами было ...я просто... немного не в себе.
-Точнее, немного не во мне. - Хаус как обычно вставил колкость.

Лифт открылся и остаток дороги от лифта до кафетерия прошел в тишине. Хаус как всегда крал еду Уилсона, и тому ничего не оставалось как мириться с этим и спокойно платить за оба заказа.
Эти двое всегда спорили друг с другом, подшучивали или смеялись. Но сегодня они просто сидели в тишине и поглощали еду. Кое-что все же изменилось, даже если Хаус и отказывался в это верить.

Час дня.
Они пообедали, вышли из клиники и сели в машину Уилсона. Уже через полчалса они были за территорией Принстон Плейнсборо. Хаус повернул голову в сторону Уилсона и приподняв бровь, улыбнулся. Эо была рельность. Все было по-настоящему.

На следующий день:

Девять сорок пять утра.

Сегодня они точно так же вдвоем вышли из лифта, точно также разошлись в коридоре, чтобы заняться работой, но сегодня они стояли рядом чуть ближе и дольше обычного, и Уилсон улыбался сегодня чуть чаще обычного.

Десять пятнадцать утра.

Хаус зашел в свой кабинет, его команда уже ждала. Он подошел к пустой доски и собрался уже стукнуть по ней тростью, с вопросом «Почему еще никто не написал ничего со вчерашнего дня?», но поток его мыслей перебила Тринадцать.
-Что у вас на пальце?
Хаус открыл рот, чтобы ответить. Но тут вошел Уилсон, неся карту пациента, но не так как обычно носят карты, а он нес ее горизонтально, как если бы это был поднос.

Команда Хауса наклонилась, чтобы рассмотреть руку Уилсона и почему он так странно держит карту.
Уилсон подошел ближе и,увидев кольцо на безымянном пальце Хауса, с недоумением посмотрел на него.
-А что такого? Секрет раскрыт, Джимми.
Вся команда застыла и только Тауб спросил тихим голосом:
-Так вы теперь... То есть нам теперь Вас называть Хаус, а Вас — Уилсон?
Уилсон потер переносицу левой рукой и все увидели обручальное кольцо, и факт, что Уилсон сочетался браком со "злым гением".
-Нет, Тауб. Я все еще доктор Уилсон.
-Значит, Хаус... взял Вашу фамилию. И теперь у нас два доктора Уилсона. - спросил озадаченный Форман.
-Никто не брал ничью фамилию. Ясно? Ничего не изменилось. За исключением того, что теперь я распоряжаюсь его задницей и его банковским счетом. Все остальное к делу не относится.
Тринадцать уточнила:
-Так вы вчера расписались?
-Да, Реми. - ответил Уилсон.
Она улыбнулась и, взяв его за руку, сказала:
-Поздравляю. Или сочувствую было бы уместнее?
Они оба улыбнулись.
Хаус повернулся к остальным членам команды, которые еще не пришли в себя после шокирующего заявления, и сказал:
-Пока вы тут заняты мыслями о том, кто кому «вставляет», может, заодно и по диагнозу какие теории поищите? А мне нужно сходить к Уилсону на консультацию. - сказал он и театрально подмигнул. Взял Уилсона, красного от стыда, за плечо и повел к выходу.
Все, кроме Тринадцать, продолжали сидеть с открытыми ртами.

Десять тридцать утра.

-Я думал, ты им сказал вчера.
Они зашли в кабинет, Хаус закрыл за собой дверь. Пробежался взглядом по карте пациента и ответил:
-Я собирался. Но потом подумал, что их это шокирует так сильно, что потом спать не смогут и решил повременить. Ладно, я пойду зарабатывать нам на медовый месяц, чего и тебе желаю. Потому что на твои галстуки и бальзамы для волос не напасешься денег! - он шутливо шлепнул Уилсона картой по заднице и взялся за ручку, чтобы открыть дверь.
Но Уилсон рассердившись, потребовал серьезности от Хауса и выхватил у него карту, придерживая дверь ногой.
-Ты и Кадди не сказал, как договаривались?
Хаус повернулся, взял его за галстук и придвинул к себе для страстного поцелуя.
-Отчасти.
Уилсон оттолкнул его и недовольно проворчал:
-Ты сволочь, Хаус.
-Я просто хотел наглядно продемонстрировать, доктор Ха... доктор Уилсон, что отношения и брак ничего не меняют.
Хаус обнял его за бедра и прижал к себе, потом еще раз жадно поцеловал и пошел в свой кабинет. Уилсон вполголоса заметерился, будучи зол на себя за свою слабость.
Он открыл двери кабинета и прокричал вдогонку Хаусу, когда тот уже заворачивал за угол:
-И все равно ты сволочь!
-За это ты меня и любишь, разве нет? Ланч через два часа, Джимми, не забудь. - отозвался голос Хауса.
Уилсон усмехнулся, облокачиваясь о двери своего кабинета с внутренней стороны.

-Уверен, что вы подслушали каждое слово моей с Уилсоном частной беседы. А теперь послушайте вот что: тот факт, что вы не были приглашены на свадьбу, не освобождает вас от покупки мне подарка. Так что лучше пусть это будет открытка, с вложенной туда пачкой наличных. И чем больше, чем лучше. - заявил Хаус своим подчиненным.

Одинадцать утра.
Уилсон вышел на балкон подышать свежим воздухом и тут же услышал доносившиеся повышенные тона из кабинета Хауса. Он как обычно обвинял коллег в идиотизме.
Порой, и вправду, ничего не меняется.

@темы: house\wilson

12:47 

Freakoid
Ghosts can laugh but they're already dead
Оригинал: m.fanfiction.net/s/5089729/1/
Хаус\Уилсон
PG
Дис. Все не мое.
Интерпретация с французского Freakoid
Совпадение с оригиналом 70%


“Ревность - нехорошая вещь”

-Кто эта тупая блондинка, с которой ты только что болтал?
Уилсон вздрогнув, повернулся и попал под угрожающий взгляд Хауса.
-Это новая секретарша. Сандра.
-А, ну тогда все ясно... - улыбнулся Хаус и посмотрел в потолок.
-Что именно?
-У тебя слабость к секретаршам.
-Хаус, в чем дело? - вздохнул Уилсон.
-Да ни в чем. Просто... она тебя раздевает глазами, ты что не заметил? Если бы не я — она бы прыгнула на тебя прямо у лифта.
-Ну да. - Уилсон смущенно засмеялся. - Мне, знаешь, нравится некоторая доля агрессии в людях. - сказал он и посмотрел на Хаус слегка прищурившись, все еще улыбаясь.
Но Хаус ничего не ответил на это, а только развернулся и зашагал к себе в кабинет.
-Эй, постой. Ты что... ревнуешь?
-Еще чего! - Хаус хотел, чтобы его голос прозвуал уверенно и насмешливо, но вместо этого он получился довольно искренним и жалким. - Не думаю, что тебя это волнует. - сказал он.
Уилсон на него таращился и молчал.
-И не смотри на меня, как потерявшийся щенок, ясно?
-Ты меня ревнуешь! Я точно вижу.
-Я не ревную. Просто перестань видеться с этой секретаршей.
-...Почему?
-Потому что... - он вздохнул и начал заново, - потому что у нее волосы секуться, и она не пользуется укрепляющим бальзамом. А мы оба знаем, как важны для тебя такие мелочи, Уилсон. Так что, все обречено на провал.
С этими словами, Хаус поковылял в свой кабинет, и Уилсон не остановил его, он даже не улыбнулся. Он остался сидеть за столом, смотря в одну точку.

Хаус, конечно, же ревновал. Потому что Хаусу был дорог Уилсон.

@темы: house\wilson

02:05 

LOL Хилсон "Мороженное"

Freakoid
Ghosts can laugh but they're already dead

-Хаус, что это такое? Я просил тебя не есть на диване. Крошки будут везде.


-Это мороженное.


-И все же. Прошу, ешь его на кухне.


-А может, я намажу мороженным твое тело и ...съем тебя?


слеш слэш slash

главная