• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
00:29 

Freakoid
Ghosts can laugh but they're already dead
Фандом - «Фантомас»
Фандор / Фантомас
Серия драбблов, в которых юмор и романтика переплетается с гротескным и пародийным стилем. Конечно же слеш.
Все не мое!
ПГ.

«После танца»

-Когда я здесь с тобой... - начал Фандор, двигаясь в такт музыке, поглаживая плечо Фантомаса, - мне кажется, что эта сказка будет длиться вечно. Но как только танец окончен и музыка затихает, я вспоминаю о работе, о новостном бюро... о всех этих историях. У меня накопилось море чужих статей, которые необходимо редактировать, за время пока я гостил у тебя.
Фандор выгдлядел немного растерянным.
-Ты можешь остаться здесь навсегда. Подумай об этом.
-Я понимаю... Просто мне кажется, что нам... следует больше выходить.
-Я не могу выходить без охраны. Меня моментально найдут. Мы можем лишь встречаться здесь. Здесь достаточно места, милый друг.
-Да, ты безусловно прав... - он посмотрел в сторону, все также задумчиво и растерянно.
Фантомас приобнял его сильнее и повернул голову так, чтобы встретиться взглядом.
-Мы что-нибудь придумаем.
-Обещаешь ?
-Да. Если ты бросишь экстримальную журналистику.
-О! Ну уж нет... - Фандор преувеличенно закачал головой. - Кто тогда будет писать о ...тебе? Ведь ты сам сказал, что «даже великий человек ничего не стоит без прессы». Я не доверю писать о тебе никому.
-Не хочешь, чтобы за дело брались дилетанты?
-Просто ты мой. - Фандор сделал паузу, опасаясь, что «перегнул палку» в шутках.
Ты …. ты позволишь мне так считать?
Фантомас улыбнулся, ни слова не говоря, и мягко кивнул.

***

@темы: fantomas

URL
00:11 

Freakoid
Ghosts can laugh but they're already dead
Фандом - «Фантомас»
Фандор / Фантомас
Серия драбблов, в которых юмор и романтика переплетается с гротескным и пародийным стилем. Конечно же слеш.
Все не мое!
ПГ

«Завтрак на веранде»

Фандор и Фантомас завтракали на веранде его замка.
Они оба были одеты в халаты, Фaндор только что из душа.
Фантомас задумчиво улыбался и смотрел на своего возлюбленного, который пил кофе.
-Визитки. - сказал тот после долгой паузы.
-Что?.. - Фандор медленно поднял на него глаза, не отрываясь от чашки.
-Нам нужно напечатать визитки «À bientôt! Fantômas». Запас закончился на прошлой неделe.
-Я могу этим заняться... - предложил Фандор. - Я могу договориться в типографии. И они сделают как можно скорее.
-К чему спешить? - Фантомас рассмеялся и мягко погладил журналиста по щеке.

***

@темы: fantomas

URL
02:05 

Fantômas - fanfiction

Freakoid
Ghosts can laugh but they're already dead

Everyone wants a slash of the “Fantomas” 1964 fandom. Okay then! Let's see what we can do. Natural consummation in a classic sex and coming in splashes?
Or some domination\submission mind games with only a distant sexual hint?
I am not sure if I can write that detailed description of carnal act in my first language.

The ideal slash for me? Fast hot intense. This is my criteria.
Let it be drabble then. A depiction of the hottest scene in the movie.
Of course the one where Fantomas took Fandor into his castle. The one he ripped the journalist's clothes apart and applied a tattoo on his bare chest.
We can do that one, but without a painful non-con tattoo act.

Just a damn hot Fantomas and the sensual and romantic Fandor.
To hell with his fiancee and Fantomas' lady friend.
We have slash area here, guys. It's party time! :)


Title: The repay
Fantomas\Fandor
NC-17
Dis. Nothing is mine
Drabble
читать дальше

@темы: slash' fanfiction, fantomas, fandor

URL
01:39 

Freakoid
Ghosts can laugh but they're already dead
С Танго их трое

В середине Нью-Йорка был большой, красивый парк — под названием Центральный парк.
Дети любили играть там. В нем был пруд, где можно было пускать кораблики, большая карусель, на которой можно было покататься летом и хороший каток, где зимой можно было кататься на коньках.
Но знаменит парк был тем, что в нем был зоопарк. Каждый день самые разные семьи приходили туда, чтобы посмотреть на животных, живущих в зоопарке Нью-Йорка.
Не только люди создают семьи, животные делают тоже самое.
Здесь и семья панд, в которой мама-панда и папа-панда воспитывают пушистых медвежат; и семья обезьян, в которой живут мама-обезьяна и папа-обезьяна и у них есть очень шумные детишки-обезьяны; и семья лягушек и семья птиц-туканов и еще много каких животных...

В домике для пингвинов жили, конечно же, пингвины. Каждый раз в одно и то же время года девочки-пингвины начинали замечать мальчиков-пингвинов, и наоборот. Когда девочка находила себе мальчика по душе, они становились парой.

Но в зоопарке было двое пингвинов, которые были не похожи на других. Одного звали Рой, а другого Сайло. Они оба были мальчиками, но всегда все делали вместе: кланялись друг другу при встречи, пели друг другу, плавали вместе.
Куда бы Сайло ни шел, Рой всегда следовал за ним. Они мало времени проводили в компании девочек-пингвинов, и те мало времени проводили с ними.
Вместо этого Рой и Сайло нежно терлись шеями друг о друга. Владелец зоопарка мистер Гримзи как-то обратил на это внимание и решил: «Должно быть они влюблены».

Рой и Сайло наблюдали, как другие пингвины строят себе гнездо. И они тоже решили построить себе гнездо из камней. Каждый вечер они возвращались к домой, как и другие пары. И каждое утро Рой и Сайло просыпались вдвоем, как это делали и другие.
Но было что-то, чего им сделать не удавалось : мама-пингвин откладывала яйцо, и они с папой-пингвином по очереди высиживали его и грели, пока оттуда не появлялся малыш.

У Роя и Сайло не было яйца, из которого мог бы вылупиться малыш-пингвин, и которого они могли бы кормить и оберегать. У них было уютное гнездышко, но в нем чего-то не хватало.
Однажды Рой нашел нечто напоминающее то, что высиживали остальные.

Это был лишь камень, но Сайло бережно высиживал его изо дня в день... изо дня в день.
Когда Сайло уставал, он шел спать. После высиживания и сна, он шел плавать и его сменял Рой.

Шел день за днем, Рой и Сайло высиживали камень и ничего не происходило.
Мистеру Гримси пришла в голову идея: он нашел настоящее яйцо, которому нужна была забота и положил в гнездо Роя и Сайло.
Рой и Сайло отлично знали, что с ним делать. Они клали яйцо в центр гнезда и переворачивали его время от времени, чтобы оно со всех сторон равномерно грелось.
Когда была очередь Роя высиживать, Сайло отправлялся на поиски пищи и наоборот.
Они высиживали день и ночь; во время завтрака и плавания; и даже иногда во время ужина.
Они грели яйцо в начале месяца и в конце. А также в остальные дни календаря.

И вот в один прекрасный день из яйца донесся звук «пи пи пи!» Рой и Сайло сразу же зачирикали в ответ. «пи пи пи!» ответило яйцо.
В скорлупе появилась дырочка и ...ХЛОП! Из него вылупился птенец.
У него были пушистые белые перья и смешной черный клювик.

Теперь Рой и Сайло официально стали папами.
«Назовем его Танго. Потому что для танго нужно двое», улыбнулся про себя мистер Гримси.

Рой и Сайло научили Танго звать их, когда она голодна. Они кормили ее из клюва и обнимали перед сном.

Танго стала первым малышом-пингвином в местном зоопарке, у которого было двое пап.
Когда Танго подросла, Рой и Сайло, как и другие родители, стали брать ее с собой на прогулку в бассейн.
Дети, которые приходили в зоопарк посмотреть на животных, наблюдали как Танго и ее двое пап играли с другими пингвинами.

“Молодец Рой! Молодец Сайло! Добро пожаловать в мир, Танго!” приветствовали их дети.
Вечером все трое возвращались в гнездо и, обнявшись, как все семьи в зоопарке и городе Нью-Йорк, мирно засыпали...


Конец.

@темы: читать онлайн, с танго их трое, and tango makes three

URL
00:44 

And Tango Makes Three is a 2005 children's book written by Peter Parnell and Justin R

Freakoid
Ghosts can laugh but they're already dead
And tango makes three


In the middle of NYC there's a great big park called Central Park.

Children love to play there, it has a toy boat pond where they can sail their boats, it has a carousel
to ride on in the summer and a nice ice rink to skate on in the winter.
Best of all it has its own zoo. Every day families of all kinds go to visit the animals that live there.
But children and their families aren't the only families at the zoo, the animals make the families of their own.

There are road panda bear families with mothers and fathers and very furry panda bears chubs; there are monkey dads and monkey moms raising their noisy monkey babies.
There are toad families and toucan families.

And at the penguin house there are penguin families. Every year at the same time the girl penguins start noticing the boy penguins and the boys start noticing the girls.

When the right boy and the right girl find each other, they become a couple. Two penguins at the penguin house were a little bit different. One was named Roy and the other was named Saloy.
Roy and Saloy were both boys but they did everything together. They bowed to each other and walked together; they sang to each other and they swam together. Wherever Roy went, Saloy went too. They didn't spend much time with the girl penguins and the girls didn't spend much time with them. Instead Roy and Saloy vowed their necks around each other. Their keeper mr. Gramsy noticed the two penguins and thought to himself “They must be in love”.
Roy and Saloy watched how the other penguins made a home. So they made the nest of stones
for themselves. Every night Roy and Saloy swept there together just like the other penguin couples.

And every morning Roy and Saloy woke up together but one day Roy and Saloy saw that the other couples could do something that they could not. The mama penguin would lay an egg and she and a papa would keep turns to keep it warm until it finally would hatch and it would be a baby penguin.
Roy and Saloy had no egg to sit on and keep warm, they had no baby chick to feed, nest and love.
Their nest was nice but it was a little empty. One day Roy found what looked like what the other penguins were hatching and brought it to their nest.

It was only a rock but Saloy carefully sat in it and sat... and sat. When Saloy got sleepy he slept. And when Saloy was done sleeping and sitting, he swam. And Roy sat.
day after day Roy and Saloy sat on the rock but nothing happened. Then mr. Gramsy got an idea. He found an egg that needed to be cared for, and brought it to the Roy and Saloy's nest.

Roy and Saloy knew what to do, they moved the egg to the center of their nest, every day they turned it so their side stayed warm. Some days Roy sat while Saloy went for food. Other days it was Saloy's turn to care of their egg.

They sat in the morning and they sat at night. They sat through the lunchtime and swim time and supper. They sat at the beginning of the month and at the end of the month.


And they sat all of the days in between.
Until one day they heard the sound coming from inside of their egg: “peep peep peep”, it said. Roy and Saloy called back “Squak! Squak!”; “peep peep peep” answered the egg.
Suddenly a tiny hole appeared in the egg's shell. And then... CRACK! Out came their very own baby.
He had fuzzy white feathers and a funny black beak. Now Roy and Saloy were fathers.
“We'll call it Tango” mr. Gramsy decided because it takes two to make a tango.
Roy and Saloy taught Tango how to sing for them when she was hungry. They feed her with food in their beaks and snuggled her in the nest at night.
Tango was the first penguin at the zoo to have two daddies. Soon Tango grew strong enough to leave the nest. Roy and Saloy took her for a swim, just like the other penguin families.
And all the children who came to the zoo could see Tango and her two fathers playing in the penguin house with the other penguins.

“Hurray Roy ! Hurray Saloy! Welcome Tango!” they cheered.
At night the three penguins returned to their nest. There they snuggled together and like all other penguins in the penguin house, and all the other animals in the zoo, and all the families in the city around them they went to sleep.

The end.

@темы: read online, downlaod book, banned literature, Peter Parnell, Justin Richardson, And Tango Makes Three

URL
19:06 

Freakoid
Ghosts can laugh but they're already dead
По мотивам www.fanfiction.net/s/5113628/1/Lollipop
«Чупа-чупс»


Уилсон сидел у себя в кабинете один. Ему не хотелось работать, хотя перед ним лежала целая стопка карт пациентов. Ему хотелось хорешенько подумать над тем, что произошло сегодня утром.

Так что же случилось утром?
Уилсон зашел в кабинет к своему лушему другу-диагносту, и заметил, что тот как-то странно на него смотрит. Ничего удивительного, Хаус любит в упор смотреть на людей, смущать их своим разглядыванием и в тайне делать выводы. Но сегодня что-то было не так.

Потом Хаус «выронил» ручку и она упала на пол. Точнее, не упала, а полетела, потому что он ее практически швырнул, и невинно прокоментировал словом «Упс...». Уилсон обреченно вздохнул, показывая, что не одобряет такого поведения со стороны друга, но все равно нагнулся поднять ручку.

Потокать Хаусу не самая конструктивная тактика. Но от привычки быть полезным не так-то легко избавиться, не правда ли, доктор Уилсон?

И вот, наклонившись и взяв ручку, он почувствовал на себе взгляд Хауса. Взгляд, который его раздевал! Который мысленно оголял каждую часть тела онколога, с целью запомнить каждый сантиметр его тела.
Обычно, Уилсону нравилось быть в центре внимания Хауса, но сегодня ему было особенно ...приятно. Он даже повременил, чтобы выпрямиться и вернуть другу ручку.

«Из этого следует...? Как я мог быть таким идиотом, чтобы предположить, что...?» - думал
Уилсон теперь.
Но это было теперь.

А тогда он встал и повернулся к Хаусу, протягивая ему ручку. И ему показалось, что в глазах дигноста блеснула какая-то искра. Что-то такое, чего раньше он никогда не замечал. Или что-то такое, что прослеживалось во взгляде Хауса только тогда, когда он не знал, что на него смотрят; когда он сидел, к примеру, у себя в кабинете один.

Хаус, с легким прищуром, посмотрел на друга и иронично сказал:
-Благодарю.

Уилсон понаблюдал потолок секунды три, выдохнул, ничего не сказал, и вышел из кабинета, под предлогом срочного дела. Жаль, он не видел коварной улыбки на лице Хауса.


Теперь Уилсону было интересно, что бы это все значило. Он задумчиво покачал головой, прокручивая в уме утренние события и слегка наклонил голову, как бы смотря в след своим мыслям.

«Хаус просто шутил. Как и всегда. Это не новость». - подумал Уилсон, найдя, как ему казалось, оптимальное объяснение случившегося.

Как вдруг Хаус, как обычно, без стука зашел в его кабинет.
Уилсон знал, что научить Хауса стучать, прежде чем войти, совершенно бесполезная затея.
-Тебе чего? - спросил он автоматически, потому что знал, что одно из двух: либо Хаус прячится от Кадди, либо ему просто скучно.
-Ничего.

Уилсону показалось это странным, но он не придал значения, взял первую в стопке карту пациента и начал читать. А Хаус тем временем, молча устроился на диване напротив.

Обычно, тишина между друзьями была нормальным явлением, она никого не раздражала, ни кому не действовала на нервы. Даже наоборот. Но сегодня Уилсону было неприятно, что они не говорили. Он пытался сосредоточиться на работе, но не получалось.

Потом он услышал, как Хаус разворачивает обертку от «чупа-чупса». Уилсон медленно поднял на него глаза. Хаус развернул конфету и отправил ее в рот. Онколог перевел взгляд на карту у него в руках, стараясь не проявлять некоторый шок, который испытывал.

Он не прочитал и половину страницы, когда звук, поедаемой Хаусом конфеты, начал действовать ему на нервы.
Уилсон отложил карту, поджал губы от раздражения и поднял голову, чтобы взглянуть на Хауса. И тогда он встретился с ним взглядом: тот смотрел на него в упор, при этом облизывая, обсасывая «чупа-чупс» самым непристойным и вульгарным способами.
Хаус играл с конфетой, вынимал изо рта, проводил языком, снова отправлял в рот или за щеку. Он продолжал молча смотреть в глаза Уилсона, чуть улыбаясь.

Уилсон заволновался и сглотнул, он не мог перестать смотреть, как Хаус облизывает конфету.
Боже, его язык... Он работал так непристойно, так живо и так активно! - думал Уилсон.
Хаус прекрасно знал, какой эффект на коллегу производят его непристойные манипуляции с конфетой. За ними точно скрывались извращенные фантазии!

Потом Хаус неожиданно вынул изо рта «чупа-чупс» с громким мокрым звуком и встал с дивана.

-Ты... ты куда?
-Прогуляюсь.

Хаус сиял от гордости и хитро улыбался. Именно за этим он сюда и приходил — чтобы смутить Уилсона. И ему удалось это на пять баллов. Он еще раз хитро посмотрел на крайне смущенного, растерянного и взволнованного онколога и вышел из кабинета.

«Что это такое было?» - подумал он. Потом опустил голову и, взглянув на свою промежность, спохватился: «Гад! Что он натворил? Он за это заплатит».

@темы: house\wilson

19:05 

Freakoid
Ghosts can laugh but they're already dead
По мотивам www.fanfiction.net/s/5010248/1/Le_Piege
«Ловушка»


Уилсон направился в кафетерий, чтобы пообедать, как его, прихрамывая, догнал Хаус. Уилсон поставил салат на поднос и, продвигаясь к кассе, спросил:
-Тебе чего?
-Я имею право пообедать со своим лучшим другом, так? - невинным тоном возразил Хаус.

Уилсон, не скрывая возмущения, вздохнул. Как и бывшая жена, Хаус не договаривал, даже когда это выглядило наоборот.

Уилсон перевел свои карие глаза на синеглазого доктора и сказал:
-Ты просто так ничего не делаешь. Признавайся, чего ты хочешь.

-Чтобы ты проконсультировал моего пациента. Такой ответ тебя устроит? - ответил Хаус, принимаясь за свой стейк и «картошкой фри».

-Это всё? - Уилсон недоверчиво посмотрел в сторону коллеги.
-Да. А почему тебя это смущает?
-Потому что у тебя всегда что-то на уме... помимо консультаций и пациетов.
-Я забыл кошелек в кабинете, ты не мог бы...?

***
Они сели за стол и начали обедать.
-Слышал, ты пригласил Кадди в театр. И что было потом?
-Как ты... ?
-Рассказывай. Вы поехали к ней после спектакля?
-Нет. Мы поехали ко мне. И вместе провели ночь.
-Да ладно!?
-Шучу. На самом деле, после спектакля она пригласила меня на чашечку кофе и... мы провели ночь у нее.
-Да ладно!
-Все. Ты же понимаешь, что ничего этого не было, Хаус. Никто ни к кому не ехал. Мы даже в театр не ходили. У нее внезапно поменялись планы. - Уилсон начинал сердиться. - Ты что, ревнуешь, Хаус?

-Я? Никогда! - ответил Хаус и погладил икру Уилсона носком ботинка. Уилсон замер, потом зашипел:
-Прекрати сейчас же! Что ты делаешь?
-Ничего особенного. - Хаус продолжал смотреть на кареглазого доктора напротив.
-Ты... ты же сам сказал, что мы... не должны делать этого в кафетерии! Забыл?
-Знаю, знаю. - тихо ответил Хаус, продолжая гладить ногу Уилсона, двигаясь вверх к промежности. - Я не выдержу. Почему ты не зашел ко мне вчера, ведь вы не пошли в теарт?
-Я... у меня появились срочные дела ...в последний момент! Хаус, пожалуйста. - Уилсон захныкал от возбуждения.

-Через 5 минут. В твоем кабинете. - сказал Хаус, вставая из-за стола.
-Дай мне хотя бы 10! я хочу доесть...
-Если через 5 минут тебя не будет там, - Хаус понизил голос, склонился над Уилсоном, смотря на него с такой страстью, что тот начал краснеть, - то я отымею тебя прямо на этом столе, ясно?
-Я буду во время.
Хаус улыбнулся, довольный ответом, и пошел к лифту.

***
Уилсон быстрым шагом шел в кабинет. Он увидел Кадди. Нет, только не сейчас! Только не сейчас! - подумал он.
-Доктор Уилсон, мне нужно...
-Простите, нет времени! Срочная консультация. Меня ждут.
-Но... - Кадди не успела ничего сказать, как Уилсон с виноватой улыбкой скрылся за дверью своего кабинета.

Внутри его ждали задернутые шторы, и горячий Хаус.
-Ты опоздал. - начал Хаус хриплым, тихим голосом, обнимая его за торс и грубо целуя в шею.

-Я... встретил Кадди по дороге.... Она меня задержала. - оправдывался он, запыхавшись.
-Мм... Почему ты ее не взял с собой? Я не против провести время «втроем». - Хаус выдернул полы рубашки Уилсона из-под ремня и начал гладить его тело, продолжая целовать горячую шею.
-Хаус!
-Успокойся, Джимми. Это шутка.
-...Надеюсь. - Уилсон помог ему освободиться от футболки.
Поворачивая Уилсона к себе, он обнял его и прижал к краю письменного стола, целуя в губы.
Он опустил руку и нащупал то, что искал.
-Господи! - Уилсон простонал и выгнулся, и Хаус сжал рукой чуть сильнее. Потом еще раз поцеловал его, чтобы приглушить его стон удовольствия.

-Ты мой, Джимми. И я не хочу тебя ни с кем делить. - он попросил Уилсона повернуться к нему спиной и облокотиться руками о край стола.
Хаус растегнул его ширинку и опустил брюки и белье до шиколоток. Потом он быстро скинул с себя одежду и прижался к Уилсону, поглаживая поясницу и двигаясь вниз. Уилсон не сдержал стон. Хаус облизнул палец, чтобы смочить его, и медленно «вошел» в кареглазого доктора. Он нащупал тугое «кольцо» и погладил его. Уилсон только стонал, хныкал от возбуждения и что-то бессвязно говорил.
Когда Хаус дотрогулся до простаты, Уилсон резко выгнулся и громко застонал. Потом Хаус осторожно заменил палец на свой член. Он двигал бедрами взад-вперед, пытаясь найти ритм.
Уилсон еще больше прогнулся, чтобы Хаусу было легче двигаться внутри него.
Хаус задавал темп и взаимное возбуждение быстро росло.
Чтобы прибавить удовольствия Уилсону, Хаус обхватил его член рукой и постарался, чтобы его движения совпали с движениями его бедер.
Уилсон чувстовал, как он уносится в мир наслаждений и ощущений. Сердце стучало у него в ушах, давление наростало и он был на грани прекрасного финала.

Движения Хауса становились все быстрее и жестче и скоро он «вылился» в Уисона, тот догнал его через пару секунд, наполнив руку диагноста горячей белой жидкостью...


***
Уилсон пребывал в приятном «трансе» после секса, не замечания ни где он находился, ни сколько времени прошло. Хаус поросил его передать ему футболку.
Уилсон, наклоняясь за ней, застенчиво сказал:
Я тебя люблю.
Хаус кивнул, натянул футболку.
-Подай трость, Джимми. Нога...
Перед самым выходом, Хаус повернулся к Уилсону и сказал:
-Я тоже люблю тебя.

Уилсон улыбнулся. Этот кабинет уже никогда не будет прежним.

@темы: house\wilson

23:16 

«Спаси мою душу»

Freakoid
Ghosts can laugh but they're already dead
Хаус\Уилсон
ангст
пре-слеш
Перевод www.fanfiction.net/s/6233656/1/bSave_b_bmy_b_bs...
Все не мое.



В профессии онколога радости мало. Говорить людям о том, что их смерть будет медленной и болезненной, определенно не та работа, о которой мечтают миллионы. Но такова жизнь, и такова моя профессия.
Я сижу в кресле в своем кабинете. Я должен изучить карты некоторых больных. Проводя много времени утешая смертельно больных пациентов, вы привыкаете тяжело вздыхать время от времени.
Я замечаю белый конверт у себя на столе.
Что это?

«Джеймс,
Похоже я наконец обнаружил у себя сердце. Но дело в том, что оно устало. В чем смысл моей гребаной жизни? Посмотри на меня — калека, хронический ворчун и зануда полный сарказма и отвращения...Такие, как я вообще не должны рождаться на свет. А жизнь таких добрых и хороших людей, как ты не должны быть испорчены типами вроде меня. Думаешь, моя жизнь чего-то стоит, Джимми? Сомневаюсь...
Единственная вещь, которая держит меня на этом свете — твое присутствие.
Но сегодня я потеряю и это. Я потеряю тебя навсегда.
Я люблю тебя.
Обещай, что не возненавидишь меня за это.
Прощай...
Грегори Хаус.»

-Господи Боже!
Я вскакиваю с кресла и бегу в его кабинет — там дверь не заперта, а окно настежь открыто.
-Черт!
Я выглядываю с балкона. Слава Богу, на земле чисто — ни трупов, ни крови... Я смотрю вверх на крышу больницы.
-Нет! Этого просто не может быть.
Я выбегаю из кабинета Хауса, хлопая дверью, и быстро поднимаюсь по лестнице на крышу. Миновав пожарную лестницу, я останавливаюсь в трех метрах от него.
-Хаус!
Он поворачивает голову в моем направлении, как зомби, стоя на перилах балкона.
-Джеймс...
-Ты идиот! Сейчас же спукайся!
-Нет, Джимми. Я уже причинил тебе достаточно боли.
-Ты что спятил? Прекрати чушь пороть и слезай!
-Это будет последний идиотский поступок, который я совершу...
-Хаус, я предупреждаю!
-Что?
И тогда я забираюсь на перила, и станавлюсь рядом с ним.
-Если ты прыгнешь, то и я тоже!
-Нет, ты не посмеешь...
-Сейчас увидишь.
Он смотрит на меня огромными синими глазами, совершенно оцепенев.
-Но, Джеймс...
-Я тоже люблю тебя, Грег. А теперь, пожалуйста, сойди на землю.
Мы спускаемся и бросается в мои объятия. Мы оба падаем на крышу больницы.
-Грег?
-Джимми?
-Еще раз так меня напугаешь и я...
-И ты что?
-....Поцелуй меня.

@темы: house\wilson

URL
13:19 

Freakoid
Ghosts can laugh but they're already dead
«Ты нам нужен»
(По мотивам серии 4х12)
Хаус\Чейз
Перевод m.fanfiction.net/s/4099457/1/
Все не моё.
Количество слов: 616


Он заявляет об истине — ты над ним издеваешься. Он переводит все в шутку — ты не даешь ему улизнуть и перейти к новой теме разговора. Все как в старые добрые времена.
Но вот только теперь Чейза рядом нет. Он куда-то пропал. Ну появись, и я тебе устрою — думаешь ты. Тебе ведь не хочется, чтобы он ушел. Совсем не хочется.

-Ты нам нужен. - вспоминаешь свои слова.
Чейз стоит на твоем пороге с бутылкой в руке, рыдает, показывает свежие порезы на запястьях и отпивает еще пива. Вы оба смотрите в темноту, потом ты впускаешь его в дом, потому что не выдерживаешь этого щемящего сердца взгляда. Что-то все-таки произошло. Ты не спросил — он не ответил.
-Вы мне нужны, Хаус. - говорит он голосом, переполненным горем и отчаянием.

Чистые бинты, еще пива и ты спрашиваешь, зачем он пришел.
Он повторяет ту же фразу: «Вы мне нужны». Коротко и ясно.
-Молодец, Чейз. - ты снова переводишь все в шутку. Потому что с юмором легче справиться с болью и страхом.
Ему вроде как невесело, но он улыбается в углах рта и в тайне наслаждается твоим легким садизмом; ты не можешь не радоваться этому. (Ты почти уверен, что он соскучился по твоим издевкам).

-Зачем я Вам, Хаус?
-Говорить стенке «молодец, Чейз» было бы бессмысленно.
Он улыбается.

Он собирается уходить, но тебе не хочется, чтобы он ушел. Совсем не хочется.
Он поворачивается к тебе и целует тебя в губы. Ты удивлен, но алкоголь отравил тебе кровь и вырубил мозг, поэтому нет места жалобам.
Ты не можешь ничего в ответ.
Он садится на тебя верхом на диване — ты гладишь его по волосам. Он стаскивает с тебя рубашку, скребет тебе грудь в поисках тесного контакта — и ты слабо целуешь его в ответ.

-Так и знал, что ты «петушок».
-Заткнитесь, Хаус.
И ты слушаешься. Уже поздно для саркастических шуточек — что бы ты ни «сказал, оно будет использовано против тебя».
Вы оба в курсе, к чему все идет.
Оба знаете, каковы последствия.
Но не останавливаетесь, потому что нет времени на размышления.

Он неловко раздевается, лицо блестит от не высохших слёз, становится на колени перед тобой и расстегивает «молнию» твоих джинсов дрожащими пальцами.
Ты купаешься в море материала для компромата на Чейза. Это твой звёздный час.
-Нет. - мягко останавливаешь его, приподнимая лицо и хитро смотря ему в глаза. - Ты сейчас не в состоянии подарить мне умопомрачительный минет.
Он выглядит глупо. Ты хочешь его приободрить и прижимаешь к себе.
Он что-то пытается возразить, но ты жадно целуешь его и не даешь сказать.

***

Чейз снова стоит на твоем пороге, как ты и ожидал. Самодовольно улыбается и задает новый вопрос:
-Может, еще разок?

Он сверху. На тебе. Тебя это немного задевает. Он начинает тереться о тебя всем телом и ты снова забываешь обо всем на свете. Это редкий момент, когда тебе хорошо. Ты приподнимаешься на локтях за поцелуем.
«Интимные ласки в постели с самым молодым иностранным подчиненным», думаешь ты, и тщеславие раздувается до космических высот.

Ты закусываешь губу, чтобы не застонать так громко, когда он берет твой пенис пальцами и начинает работать рукой, и одновременно трётся о тебя с каждым разом сильнее.
Он поглаживает большим пальцем головку твоего члена — ты забываешь, что такое тщеславие в принципе, повторяя его движения как в зеркале.

Чейз стонет над тобой практически с девчачьей частотой звука. Взаимные ласки и усиливающаяся «сила трения» помогают вам обоим очень скоро достичь пика.

-Бог мой! - кричит он в промежутках между стонами, тянет тебя за волосы и трется губами о твою шею.
-Для друзей просто Хаус. - не сдерживаешься ты, стонешь в ответ и догоняешь его в больно-приятной сексуальной разрядке.

-...И говоря Бог, я, конечно же, имею в виду Вас.
Теперь ты смеешься и отвечаешь:
-Я же говорил, ты нам нужен.


*Чейз с Хаусом на «Вы» (а Хаус с Чейзом на «ты» ) в варианте озвучки от Лостфилм.

URL
03:13 

Freakoid
Ghosts can laugh but they're already dead
Речь
Хаус/Уилсон
Вольный перевод www.fanfiction.net/s/6015377/1/Best_Mans_Speech

«Я хотел бы начать со слов ненависти в адрес тех, чье замечательное событие мы сегодня празднуем. Вы двое делаете огромную ошибку. Для тех, кто еще не понял, я напоминаю — я Грег Хаус, лучший друг жениха и лучшая кандидатура* на роль шафера, несмотря на все мои попытки избежать этого.
Короче говоря, моя обязанность проследить, чтобы Джеймс Уилсон
а) добрался до церкви в целости и сохранности к указанному времени,
б) прилично одетым,
в) с довольным лицом.
И как лучший шафер, я заявляю, что первый пункт выполнен на отлично, со вторым неплохо справились стилисты, а по поводу третьего скажу, я, конечно, «лучший», но все же не Бог.
Я знаю Джеймса не первый год. И я был свидетелем всех ошибок, которые он совершал в жизни.
Приведу пример, его первый неудавшийся брак.
И я знаю Джули. Она нуждается. А Уилсону нужны нуждающиеся. Как только она станет независимой, прощай мужинёк. Печальная нудная развалина по имени доктор Уилсон станет никому не нужной.
Так выпьем же за этот союз, обреченный на провал и за жениха, который вернется ко мне, когда новый брак в очередной раз даст трещину».

* Потому что обыгрывается выражение best man – шафер (букв. лучший человек)

URL
02:31 

Freakoid
Ghosts can laugh but they're already dead
По мотивам www.fanfiction.net/s/5962531/1/Runaway

Хаус встречал одни разочарования. В отношениях и любви. Было время, когда он еще верил и надеялся, что все изменится, что наступит «тот самый день» и у него будут отношения, любовь и привязанность как у всех.
Он устал ждать. Он смирился с фактом, что этот день никогда не наступит. Его просто не было в природе, как нет в календаре 30 февраля.

Хаус любил. Ему нравилось ощущение любви к другому человеку. Он привык сам тешиться и оплакивать свои чувства к кому-то.
Он полюбил Уилсона с первого взгляда и навсегда. И когда Уилсон признался Хаусу, что чувствует то же самое — Хаус просто вышел из жизни Уилсона. Прервал всякую связь. Моментально потерял интерес. Тут же сменив обожание на отвращение.
Он просто не мог пережить того, что он любим. Это было выше его сил.

@темы: wilson, house

URL
02:17 

Freakoid
Ghosts can laugh but they're already dead
Меломания
Хаус\Уилсон
Юмор, намек на слеш, упоминание Чейза.
Все не мое



У каждого найдется хотя бы один друг-меломан. Человек, который убиться готов во имя Музыки. И если такой человек ваш близкий друг, вам непременно захочется узнать, что за песни у него в плеере.
У Уилсона был такой друг.
После унизительной шутки с рингтоном «Танцующая королева» Аббы, Уилсону страшно захотелось найти компромат на Хауса. Кое-что он накопал пару дней назад. Он великодушно хотел промолчать. Но если бы не эта выходка с рингтоном, которая вывела его из себя. Как это было лучше сделать?
Проникнуть в коллекцию его переносной музыки.

-Посмотрим, как ты будешь оправдываться «королеве». - приговаривал Уилсон, зашаривая руку в портфель Хауса. -Френк Синатра,
Нет Кинг Коул,
Тони Беннет... И «бла-бла» всякая блюзовая дребедень. Точнее «блю-блю». Так, поищем дальше.

Уилсон поглядывал на часы и прислушивался к шуму воды в душе - напор сильный, без перемен. Значит, Хаус еще не скоро выйдет.

-Роллинг Стоунз, Лед Зеппелин, Кейт Мун.... Олдскульные группы. Отличные примеры рока. Сейчас так не играют. Но из этого компромата не выйдет.

Звук воды приглушился и Уилсон услышал, как дверца душевой кабины открылась и потом с треском захлопнулась.
-Хаус сейчас выйдет. У меня есть пара минут досмотреть список исполнителей, пока он вытирается. Роксет, Донна Саммер, пресловутая Абба... Черт. Да что же это такое? Ну, пожалуйста, будь здесь. - Уилсон умолял Бога Шантажа смиловаться над ним. - Тина Тернер, Мадонна... - о, да! Почти! - Шер... - О, пожалуйста!

Мокрые шаги и стук трости о пол в коридоре по направлению в гостиную, и Уилсон скрестил пальцы на ногах.

-Ну, пожалуйста. Кайли Миног. Есть!

-Кайли. Миног. - заявил Уилсон, как только его друг поровнялся с ним в дверях.
-Что...? - Хаус странно поглазел на Уилсона.
-У тебя в плеере. Кайли Миног. - он торжествовал. Улыбка не обещала ничего хорошего для Хауса. - Королева, значит, смешно. А австралийская гей-икона не смешно?
-Красивая девушка.
-Гей икона.
-Девушка. С большой грудью.
-Которой восхищаются геи, Хаус. Ты слашал?
-...Я восхищаюсь грудью.
-Восхищайся бы ты грудью, ты купил бы постер. Но нет, ты слушаешь ее сладкие тексты, девчачий голосок...
-Неправда.
-...И плачешь в подушку под эти песни. Плачешь по Чейзу.
-Не смей, Уилсон.
-По нашему сладкому австралийскому «принцу». Я лично видел, Хаус. Бесполезно отрицать.

Бог Шантажа был благосклонен сегодня. И друзья были в расчете.

URL
13:32 

Freakoid
Ghosts can laugh but they're already dead
«Женские журнальчики»
По мотивам www.fanfiction.net/s/6292949/1/The_dangers_of_r...
Хаус\Чейз
Все не мое.

Камерон уселась за стол в кабинете и расскрыла женский журнал. Она медленно листала страницы в поисках интересных товаров или статей.
Форман зашел в кабинет сделать себе кофе по пути.
-Журнальчики читаешь?
-Могу я хоть в перерыв побыть обычной девушкой?
-Да я просто...
-Боже мой!
Камерон застыла, поднеся руку ко рту. Фрман тут же подбежал к ней.
-Что?
-Ты это видел?
Форман глупо улыбнулся и глаза его расширились.
-Да ну, не может такого быть.
-Может! Ты что слепой? Это он.

***
Хаус проснулся и повернулся на бок, чтобы поцеловать Чейза, но рядом никого не оказалось.
Облом. Хаус разочарованно вздохнул. Но потом услышал звуки жарящегося омлета и звон чашек, в которые наливали, по всей видимости, кофе.
Он улыбнулся.
-Почти готово.
-И тебе доброе утро, Чейз.
-В смысле, привет, Хаус. Извини.
-Не за что извиняться, ты приготовил нам завтрак. Ну разве ты не чудо?
Несмотря на все попытки сарказма, Хаус был рад. И Чейз был доволен собой и тем, что он радует любимого.

***

Хаус зашагал в кабинет, поздоровавшись с Камерон и Форманом. Чейз предупредил, что опоздает.
С Чейзом на работе было намного веселее. Конечно, вся эта «фигня» со спасением жизней пациентов Хаусу тоже доставляла, но не так как его мальчик.
-А Чейз не придет сегодня? - спросила Камерон. Ни тени веселья на ее личике.
-Неотложная процедура по укреплению волос. Задерживается.
Форман не сдержал улыбки.
-Журнальчики читаешь? - спросил Хаус, окидывая взглядом развернутый «Космополитен» возле Камерон. Она отвернулась и покраснела.

Чейз с карандашом во рту вошел в кабинет, встретив странный взгляд со стороны коллег, но не босса.
-Что? - спросил Чейз.
Камерон молча положила журнал на середину стола и, скрестив руки, облокотилась о спинку кресла.
Все посмотрели на разворот журнала: парень и девушка, обнаженно позировали для какой-то рекламы экологически чистых товаров. Парень был точной копией Чейза, а девушка... девушку Хаус вообще не заметил, потому что пришел в дикий восторг от вида молодого человека, своего, можно сказать, бойфренда на глянцевом развороте модного издания.

-Боже мой! Вы только поглядите. Вот так утро понедельника. - весело прокомментировал Хаус, отпивая кофе из чашки. - Как босс, я конфискую этот материал на неопределенный срок.
-Отдайте! - закричала Камерон, пока шокированный Чейз неподвижно сидел за столом смотря в одну точку. - Это мой журнал.
-Уже нет. Предвкушаю, как шикарно эта картинка будет смотреться в рамочке под стеклом.
-А ты что сидишь? - толкнула она Чейза локтем. - Скажи что-нибудь.
-Это было год назад. У меня была подруга-модель. Я пошел с ней на кастинг. Ее партнер заболел и она слезно просила меня выручить ее...
-Отлично справился. - похвалил Хаус, улыбаясь Чейзу. - А вам не пора подумать о жизни пациента? - обратился он к Камерон и Форману. Те кивнули и виновато пошли к выходу.
-Какие планы на будущее, Чейз? Осеннее издание «Плейбоя»?
Чейз обреченно вздохнул, посмотрев в потолок.
-Пока, Хаус. Пойду делать свою работу.
-Да уж. Ты ее делаешь превосходно. - улыбнулся Хаус и еще раз посмотрел на разворот. - И не вздумай тратить все деньги на покупку выпуска «Космополитена» за этот месяц! Это по меньшей мере, непрактично.

Конец.

URL
12:40 

Freakoid
Ghosts can laugh but they're already dead
«Голубой-голубой, не хотим играть с тобой...» *
Хаус/Чейз
По мотивам www.fanfiction.net/s/4440633/1/Blue_Over_You
Все не мое.

Часть 1.

-Хаус, я не в настроении для секса. Извини. Давай отложим до утра.
Чейз убрал руку, пытающуюся его раздеть.

-А я в настроении.
Хаус театрально обиженно надул щеки.
-У тебя две опытные руки и богатое воображение. Вот и займись собой. А я пошел спать.
-Руки это не то что ты...
-Спасибо! А я-то думал, ты меня совсем не ценишь.

Уже через пару минут после этих слов Чейз вырубился на кровати.

Черт. Но Чейз был прав, конечно. Он работал две смены подряд, провел три сложных операции и заслуживал немного отдыха. К тому же, за три месяца их романа он никогда не отказывал Хаусу. Он мог сделать скидку Чейзу. «Займись собой», значит. Так и сделаем.

Хаус поднял с пола рубашку Чейза и пошел в гостиную, на диван.
Он вдохнул запах одежды и внизу все пришло в движение. Он представлял руки Чейза на своем теле, его поцелуи на своей шее, его тепло и сладковатый запах и очень скоро Хаус, довольный результатом, вытерся той же рубашкой и вернулся обратно в спальню.

Он лег рядом с Чейзом. Ему не спалось, несмотря на сексуальную разрядку. Он посмотрел на спящего молодого врача: золотистые локоны спадали на лоб. Хаус всегда обращал особое внимание на его роскошные волосы. Наверное, потому что это было так «по-чейзовски».

Он разглядывал Чейза и у него в голове начала формироваться коварная идея.

В начале их романа они решили не распространяться о своих отношениях публично. Факт, что Чейз, самый молодой сотрудник отделения, спит со своим бывшим начальником не пошел бы на пользу его карьере.
Врать о романе они тоже не хотели, но и заявлять на каждом шагу было не самой удачной идеей.
Поэтому Чейз снимал квартиру для отвода глаз, а во время секса следил за тем, чтобы не оставить слишком заметные «следы любви» на теле Хауса. Хаусу приходись сдерживать себя, чтобы не поставить засос Чейзу. Хирурги постоянно переодеваются на работе на виду у коллег. Ни Чейзу, ни Хаусу не хотелось лишних проблем.
Хаус был агрессивным в постели и Чейз однажды пошутил, что если Хаус решит помочиться на него, чтобы «пометить территорию», его ответ будет отрицательным, что бы тот не говорил.

«Так или иначе, ты мой. И эта территория должна быть чем-нибудь да помечена». - с этой мыслью Хаус пошел в кухню за инструментами.

Часть 2.

-Зачем было вытираться моей рубашкой? Что салфетки кончились?
Чейз спросил за завтраком.
-Твоя рубашка и так никуда не годится.
-Если тебе не нравится мой стиль одежды, это еще не значит, что... Что это такое!?
Чейз с ужасом посмотрел в зеркало. - Что ты сделал с моей челкой?
-Мне было скучно, я не мог заснуть...
-И потому надо было покрасить мне волосы в голубой цвет?**
-Я подумал, этот цвет так приятно оттеняет мои глаза, когда ты стоишь рядом. - Хаус улыбался чашке, сидя за столом. - Да забей. Это просто волосы. К тому же, неплохо получилось. Этим жестом, я хотел прокричать на весь мир, что ты мой.
-Я не могу ходить по больнице с голубыми прядями! О чем ты думал? Ладно, пойду смою.
-Вообще-то...
-Что еще?
-...Краски для волос я не нашел, поэтому взял пищевой краситель.
-ЧТО? Он не смывается.
-Да, придется подождать пока челка не отрастет или пока цвет не смоется со временем.

Чейз со стеклянными глазами молча пошел в ванную, хлопнув дверью. Хаус услышал, как тот включил электробритву.
Черт! Вот теперь Хаусу было не до смеха. Волосы Чейза были действительно его фетишем.
-Не смей! - Хаус настежь открыл дверь, потом с облегчением схватился за сердце, прислоняясь к стене.

Чейз хитро улыбался и крутил в руке бритву. Он и не думал подносить ее к волосам.
-Ты правда думал, я подстригу свою драгоценную челку? Забудь об этом. Хотя...
Хаус снова почувствовал приступ паники.
-...Ты так зациклен на моих волосах. Посмотрим, будешь ли ты меня любить без них.
-Постой. Я и так тебя люб...
-Нет. Не говори этих слов. Мы пообещали не говорить вслух этой фразы пока роман длится. Только после разрыва отношений. У нас разрыв отношений, Хаус?
-Нет. Все, проехали.
-Хорошо. Так, а теперь надо найти парикмахерскую, в которой умеют выводить эту дрянь.
-Зато мне было чем заняться. И я не скучал.
Чейз посмотрел на Хауса, и серьезным тоном проговорил:
-Ты мне подал хорошую идею. Знаешь, у тебя волосы редеют, а у меня в запасе есть черные перманентные маркеры.
-Ты гонишь.
-Хочешь, чтобы я доказал обратное? Ладно. Я — в душ. Попытаюсь хоть немного смыть голубую краску.
-Я с тобой.
-Еще чего.
-Эй, кто-то вчера обещал «утренний секс».
-Издеваешься? После твоей выходки. Какой секс?
-Я вымою твои волосы, хочешь?
-Ты же говорил, что «настоящие мужчины» не моют друг другу волосы...
-Хочешь, чтобы я доказал обратное? - улыбнулся Хаус. - подай шампунь.

Конец.

*В оригинале автор, не побоюсь этого слова, прибег к игре слов, blue over you, что буквально «голубой из-за тебя». Но еще эта фраза переводится как «грущу о тебе».
«I'd rather be blue over you Than be happy with somebody else» — Я лучше буду грустить о тебе, чем радоваться жизни с другим.
Барбра Стрейзанд «I'd Rather Be Blue Over You ».
Потому что blue имеет несколько значений.

**Несмотря на неожиданный комичный эффект в русском со словом blue в данном тексте, в английском голубой цвет не ассоциируется с геями.

URL
23:06 

Freakoid
Ghosts can laugh but they're already dead
«Интерес»
Точный перевод www.squidge.org/housefanfiction/archive/5/inter...
Хаус\Уилсон



Они были уже на постели, Хаус сверху, рубашки растегнуты, руки шарили везде, зубы кусали губы и тут зазвонил телефон Хауса.

-Пусть аппарат ответит. - пробормотал Уилсон в рот Хауса, запуская язык между его нижней губой и зубами.

Вы говорите с автоответчиком Грегори Хауса. Я, скорее всего, дома, но просто не хочу с вами говорить. Я никогда вам не перезвоню. Оставьте сообщение.


Смех Уилсона тут же сменился на вздох наслаждение, когда Хаус расстегнул его штаны и вынул его пульсирующий член. Уилсон сжал зад Хауса, зубами и губами потерся о его лицо и дошел до мочки уха.
-Мне нравится твое новое приветствие. - сказал он и прикусил мочку уха.
-Реалии бизнеса.* - ответил Хаус и достиг горла Уилсона.


-Хаус. Вам нужно возвращаться в больницу. Пациенту хуже. - голос был издалека, но точно Формана.


-Они справятся. - сказал Уилсон, поворачивая рот Хауса обратно к себе, когда тот посмотрел в сторону телефона.


-Они идиоты. - заметил Хаус. К счастью, хоть он и отвлекся, его руки не прекращали двигаться вдоль тела Уилсона.

-Давление скачет и у него развилась аритмия...
-Ты их нанял. Ты их научил. - возразил Уилсон и сосредоточил все внимание на той особенной части тела Хауса, идущей ниже поясницы. За что был вознагражден стоном.

-Вы не даете мне делать мою работу, доктор Уилсон. - Хаус пошутил, двигаясь ниже к груди Уилсона.

-Мы провели повторные анализы крови, но ничего не нашли...
-У тебя есть работа поважнее здесь. - на этот раз застонал Уилсон, когда Хаус, опустившись ниже живота, потерся щетинистым подбородком о его мокрую эрекцию.

-Плюс, мы только что обнаружили, что у пациента... синяя моча.
Все моментально прекратилось и Хаус взглянул на телефон.


Уилсон разочарованно замычал. Ему казалось, что он так никогда не делает, хотя все его бывшие подтверждали обратное.
-Только попробуй все бросить и я тебя убью.


Хаус повернул голову в сторону Уилсона на минуту и улыбнулся:
-Речь идет о жизни пациента! К тому же, синяя моча это интересно.

-Мои шары сейчас посинеют! Тебе мало? - Уилсон возразил с мольбой в голосе. Но не потеряв гордость. Он в жизни не опустится до этого.

Хаус наклонился и провел языком по вышеупомянутой части тела.
-Подержи их в тепле для меня. Вернусь через минуту.
Он поднялся с кровати и взял телефон.
-Может, он переел синих леденцов, которые ему могли принести посетители? - спросил он, сняв трубку.



Уилсон обреченно опустил голову на подушку. Вот почему он не любил заниматься сексом дома у Хауса. Один интересный случай — и Хаус исчезает.
Уилсона иногда тоже прерывали внезапным звонком в неподходящий момент, но он старался не заниматься сексом во время дежурств.

Хаус же был «на дежурстве» всегда, когда появлялась перспектива интересного случая. И это было реальной проблемой.

«Ладно. К черту все.» - подумал Уилсон и сел на кровати. Хаус отвернулся лицом к двери и, похоже, не обращал внимания на возню за спиной.


Уилсон разделся и снова лег в кровать. Хаус все также сидел, отвернувшись от него и старался говорить тихо, слов было не расслышать, только тон. В голосе не было особого волнения, было много сарказма и издевок, что означало для Уилсона, что есть шанс, что Хаус скоро присоединится к нему.


Уилсон вытянулся, лежа на постели, завел одну руку за голову, а другой обхватил свою эрекцию. Он застонал достаточно громко, чтобы заставить Хауса обернуться.

-Что... - Хаус на секунду отвлекся, смотря на то, как Уилсон работает рукой вдоль мокрого члена, - что он ответил о трехколесных велосипедах?


Эта реплика почти заставила Уилсона прекратить. Но вместо этого он просто закрыл глаза. Он был практически уверен, что тягаться с «синей мочой» и «трехколесными велосипедами» будет бесполезно. Хаусу была определенно интересна эта тема.

-А дом его проверили? - спросил Хаус, его голос звучал ближе и тише, как если бы он терял нить разговора. Уилсон расщурил* глаза и уивидел, что Хаус стоял у изножья кровати, держа телефон в одной руке, но чуть отодвинув его от рта, его дыхание ускорилось.

Уилсон расставил ноги, расслабленно положив их на матрац, и грубо лаская себя с большей энергией, приближаясь к пику быстрее, чем должен был по идеи. Он не мог не радоваться результату, все-таки он далеко не юноша.

Быстро взглянув на Хауса, он увидел, что и тот не отставал. Неплохо для ребят, стремительно приближающихся к «среднему возрасту».

Уилсон потянул себя сильнее и застонал громче.
-Дайте ему аспирин и сообщите, если его моча приобретет неоновые оттенки или останется в пастельных тонах. - сказал Хаус в телефон.
«Мне пора. Уилсон пытается меня совратить» было последнее, что он сказал по телефону и, «сбросив», швырнул телефон в угол и забрался между ногами Уилсона.

Смешок Уилсона был тут же подавлен ртом Хауса, когда тот жадно его поцеловал. Картина лица Формана после услышанного в голове Уилсона, тут же сменилась острой потребностью закончить начатое.

Помогая Хаусу снять его собственные штаны, чтобы было тело-к-телу там, где надо.
Они потерлись друг о друга несколько минут, наконец, достигли оптимально-удовлетворяющего, томящего, сосредоточенного ритма.

После, уже лежа на кровати поразнь, оба смотря в потолок, не в состоянии отдышаться, переполнены приятным чувством, Уилсон спросил:
-Интресный случай пациента?
-С тобой намного интереснее. - улыбнулся тот и легонько толкнул его в щиколотку.

*Авторское: расщурить (антоним: сощурить)

23:05 

Freakoid
Ghosts can laugh but they're already dead
«Интересный случай»
Интерпретация www.squidge.org/housefanfiction/archive/5/inter...
Хаус/Уилсон



Хаус и Уилсон лежали на кровати и целовались, стаскивая друг с друга одежду. Пока не позвонил Форман.
-Хаус, пациенту хуже.
-Меня нет дома.

Уилсон предчувствовал, что им обязательно помешают. В этом был недостаток занятий сексом у Хауса дома — один интересный звонок, одно интересное дело - и прощай оргазм.
-Аритмия, давление падает.

-Грегори Хауса нет дома. Оставьте сообщение. Биииип!
-Хаус. Они справятся без тебя. Ты мне нужен здесь. - Уилсон пустил в ход хитрость и мольбы.
-...Анализ крови ничего не показал. И у него синяя... моча.

Все прекратилось моментально и Хаус снял трубку.
-Он, часом, конфет синих не ел?

Уилсону, брошенному в разгар страсти, хотелось зарыдать.
-Погоди пять минут. - извинился Хаус. - На кону жизнь пациента как-никак...
-Синяя моча тебе важнее моих... посиневших шаров?
-Пять минут!

Уилсон не мог терпеть и принялся «работать вручную». Ему было плевать, что его стоны и вздохи услышит Форман — не надо было отвечать на звонок.

Он закрыл глаза и делал работу за двоих — за себя и за Хауса.
Хаус стоял где-то вдалике, говоря по телефону, слов было не разобрать, только интонацию.

-...Сообщите мне, когда его моча поменяет оттенок от ярких к пастельным тонам.

Уилсон медленно расщурил глаза и увидел Хауса над собой. Тот швырнул телефон в угол, сказав:
-Мне пора. Уилсон меня тут совращает...

После, когда они лежалит на простынях Уилсон довольно вздохнул и спросил:
-А как же жизнь пациента?
-Я нужен тебе здесь. - улыбнулся Хаус и легко толкнул его в щиколотку.


*Авторское: расщурить (антоним: сощурить)

02:33 

Freakoid
Ghosts can laugh but they're already dead
«Наш малыш»
Хаус/Чейз
Уилсон/Чейз

По мотивам m.fanfiction.net/s/3153030/1/
Все не мое.


Для Уилсона Хаус всегда был необъяснимой загадкой. Он оставался непредсказуем, даже несмотря на то, что Уилсон знал его ни один год. Он столько времени провел в поисках способа проникнуть в гениальный ум Хауса, что, узнав, что у него роман с... Чейзом, он начал по-другому смотреть на врача-иностранца.

В такси.

Все трое сидели на заднем сидении, возвращаясь домой после «бурной ночи» в баре. Все трое пили. Уилсон пил больше всех. Чейз выглядел самым трезвым. А Хаус оставался загадочным, как обычно.
Уилсон периодически поглядывал на светловолосого врача, сидящего рядом. Чейз был обаятельным. Теперь Уилсон начинал понимать, что Хаус находил в нем.
Чейз чувствовал на себе взгляд коллеги и время от времени нервно оборачивался.

-С ума сойти... - Уилсон мечтательно посмотрел на Чейза и протянул руку, чтобы погладить его по щеке.
-...Не понял? - Хаусу становилось не до смеха.
-Нет, я к тому что у тебя отличный вкус, что я могу сказать. Красивое личико, пухлые губки...
-Уилсон! Предупреждаю. - Хаус повторил.

Чейза все это забавляло и он только улыбался в ожидании, как далеко все зайдет.
Уилсон погладил его по волосам и приблизился для поцелуя.
-Мой малыш... - еле слышно сказал он и, обхватывая ладонями лицо Чейза, поцеловал его с языком.
Чейз засмеялся от неожиданности и увернулся.
-Какого хрена!? - Хаус оттолкнул лучшего друга от Чейза и посмотрел на него бешеными глазами.
Уилсон не обратил никакого внимания. Он продолжал гладить лицо Чейза, нежно касаясь пальцами его губ.
-Убери руки, Уилсон! Ты, вообще с головой дружишь или как?

За три месяца до этого.

Как-то раз Уилсон решил заехать к Хаусу экспромтом и сыграть в покер.
Он удивился, обнаружив там Чейза, одетого в футболку и потертые джинсы. Он выглядел по-домашнему. Но Уилсон мысленно пожал плечами и сконцентрировался на игре.

Хаус выигрывал, ясное дело. Игру Уилсона можно было назвать «довольно неплохой».
А вот Чейзу не везло капитально. Он ерзал в кресле, убирал челку с глаз, кусал губы... Потом сдался.
-Папины миллионы закончились? - реплика Хауса.
-Не смешно.
-Не расстраивайся, повезет в другой раз. - наш добрый Уилсон.
-И кто бы говорил? - Хаус не поленился напомнить другу о трех «бракованных браках».
-На выигранные деньги купишь себе ланч на месяц вперед. - ответная атака со стороны Уилсона.
-...Там хватит на вас двоих. - вмешался Чейз, пытаясь разрядить обстановку.

-Так. Я домой. - Уилсон потянулся и зевнул. - Спасибо за игру. Кстати, Чейз тебя подвести? Вы тут еще до меня пили, так что, думаю, тебе садиться за руль не стоит.

Чейз и Хаус переглянулись. Наступило внезапное молчание.
-Не понял... - проговорил Уилсон после паузы.
-Конечно. Спасибо, Уилсон. Я только сейчас переоденусь. - Чейз медленно, неуверенно поплелся в прихожую.
-...Ну, что ты делаешь? - Хаус не выдержал.

Все трое замолчали.
-Иди в кроватку, «папочка» скоро придет. - сказал он Чейзу и улыбнулся деланной улыбкой.
Чейз, покраснев, быстро вышел из комнаты.

У Уилсона глаза почти выпали из орбит.
-Я не ослышался, Хаус? Или это снова твои «приколы»?
-Нет, все по-настоящему. Мы с Чейзом, знаешь ли, спим вместе. А в чем, собственно, проблема?
-Ты спишь с Чейзом!? Но он же... он..
-Что «он», Джимми, что «он?»
-Он.. он на двадцать лет тебя моложе и он ...твой подчиненный.. (Уилсон хватался за соломинку полит-корректного ответа) и он... он мужского пола!
-Я знаю! Я все прекрасно знаю. Но пойми, он делает меня счастливым. И считает, Бог знает почему, что я ему подхожу. Я счастлив, Уилсон. Ты должен мне верить.

Уилсон посмотрел в потолок, поджал губы и сдался.
Он знал, что Хаус говорил серьезно, потому что в его глазах блеснула искра надежды и любви.

-Но я все равно еще шокирован...
-Со временем привыкнешь. А теперь, извини, мне надо кое-что еще успеть.
Он подмигнул и кивнул в сторону спальни.

Уилсон стоял один посреди гостиной, глупо улыбаясь самому себе и не веря в то, что только что узнал.
После того, как он отнес пустые стаканы и коробки из под пиццы на кухню, он решил на секунду заскочить в туалет, перед тем как поехать домой.

По пути в туалет, он заметил, что дверь в спальню была приоткрыта. И, естественно, он не удержался от соблазна подсмотреть за своим другом и его любимым.

Распластавшись по стене, не шевелясь и стараясь не дышать, Уилсон аккуратно заглянул в спальню.
Хаус стоял спиной ко входу, на нем были только джинсы. Он стоял босиком на ковре и смотрел на лежащего в кровати Чейза.

Уилсон встматривался в эту картину и медленно понимал, насколько Чейз был красив: растрепанные золотистые локоны на подушке, матово-бледная кожа, пухлые нежные губы...
Возбуждение Уилсона накатывало у него внутри горячей волной.

-Чейз?... - Хаус еле слышно позвал, опускаясь на кровать. - Малыш... ты не спишь?
Нет ответа.
-Черт...
Хаус осторожно лег рядом, стараясь не разбудить его. Он нежно поправил золотистые волосы рукой и поцеловал его в плечо.

Уилсону стало страшно интересно, какая на ощупь кожа Чейза, какие волосы. Он невольно сомкнул пальцы своей пустой руки.
Он спохватился и собрался незаметно исчезнуть, как вдруг Чейз зашевелился, поворачивась лицом к Хаусу и приоткрывая глаза.
Чейз выглядел как порочный ангел. Его красота была божественной.
-Прости, я заснул.
-Ничего. Спи, малыш. - он обнял Чейза и прижался к нему, закрывая глаза.

Уилсон не мог справляться с возбуждением.
Нужно было немедленно бежать. Пока не случилось что-то ужасное!

В такси.

Машина остановилась у дома Уилсона.
-Пока Хаус.
-Иди на хер!
-Пока, малыш. - обратился он к Чейзу.
-Пока Уилсон. - Чейз все еще смеялся. А зря.
-Ты тоже иди на хер.
Остаток дороги в машине они оба молчали.

За месяц до этого.

Уилсон заработался допоздна и решил вздремнуть. Вместо получаса, он проспал почти четыре часа. Собравшись домой, он пошел к выходу. Была глубокая ночь, в больнице никого почти не осталось. Он шел по слабо освещенным коридорам и случайно заметил движение краем глаза. Он остановился и присмотрелся повнимательнее.

Хаус сидел на столе в лаборатории, напротив него очень близко стоял Чейз, и они жадно целовались и шарили руками под одеждой друг друга.
Уилсон видел, как Хаус прикусил его за мочку уха.
-Ммм... ты вкусный.
Запустив пальцы в шелковистые волосы Чейза, Хаус тяжело дышал:
-Люблю твои густые волосы... твою сильную шею... Люблю твой красивый-прекрасивый ротик...
-А его? - Чейз взял Хауса за руку и положил ее себе на ширинку.
-И «его» я тоже люблю... Вот приедем домой, я покажу тебе, как сильно я «его» люблю.
-Блин! Хаус! Я тебя обожаю. Мммм! До потери пульса люблю...
-Не надо «до потери»... - пошутил он.

Уилсон хотел, чтобы эти слова были обращены и к нему тоже.

В такси.

Подъехав к дому Хауса, они вышли из такси. Хаус сразу направился к порогу.
-Ты богач, вот и заплати.
Чейз молча вынул деньги и рассчитался с водителем. Такси уехало.

-Хаус, не надо злиться.
-Зайди в дом.
-Ну, давай не будем...
-Зайди в дом, я сказал!

Чейз нервничал и ему становилось не до шуток. Ему все это не нравилось. Почему Хаус на него злиться? Он-то при чем? Уилсон... Ну, выпил человек лишнего. Зачем сразу скандал?

-У тебя с Уилсоном что-то было?
-Боже, нет, конечно!
-Я не знаю, могу ли я тебе доверять...
-Что? - Чейз бросился к Хасу, хватаясь за него и обнимая. - Перестань. Он перепил. И, по ходу, ему нравятся блондины. Не надо. Я люблю тебя!
-Ладно. Убедил... Уилсон не настолько скот, чтобы изменять с любимым своего лучшего друга. Просто он сказал кое-что личное...
-...Что?
-Он назвал тебя «мой малыш».
-Я не знаю, Хаус. Я правда не знаю. Мне плевать на Уилсона, на всех. Я хочу быть с тобой. Только с тобой!
Хаусу было приятно слышать это.
-Ты мой. Понятно?
-Кто «мой»?
-...Малыш.
Они оба улыбнулись и обнялись.

Уилсон, приехав домой.

-Говори, что хочешь, Хаус. Но он - наш малыш.

URL
00:13 

Freakoid
Ghosts can laugh but they're already dead
«Стетоскоп»
Хаус/Уилсон
Автор я.
Не дотягивает до NC
Дис. Все не мое


У меня был сложный период в жизни. И я временно переехал к Хаусу. У него все равно не было постоянной девушки с тех пор, как он расстался со Стейси. Кадди ему не «давала». И потому, он время от времени баловал себя шлюхами. Это было нечто вроде подарка на Рождество. У Хауса Рождество было минимум два раза в месяц.
Я, будучи человеком тактичным и не в меру вежливым и уважающим частную жизнь посторонних, предложил условиться: если у кого-то из нас интимные посетители, то мы вывешиваем стетоскоп на ручку входной двери. И тогда я, как хороший друг, подожду в машине или ресторане, пока все не закончится, или, в крайнем случае, переночую одну ночь в ближайшем отеле.
Как-то раз я вернулся домой и увидел стетоскоп.
Хаус не предупреждал, что он вызовет шлюх, значит было что-то внеплановое. А экспромт, обычно, не бывает долгим.
Я решил подождать в машине.

Я почти задремал, когда увидел, как некто нам обоим хорошо знакомый, вышел из дома Хауса.
Это был доктор Чейз. Наш милый, светловолосый коллега. Хаус его проводил, и встал, оперевшись о косяк двери. Они обменялись улыбками и фразами и Чейз ушел.
Хаус еще с минуту смотрел ему в след задумчиво и мечтательно. Потом снял стетоскоп, оглянулся по сторонам, улыбку и безмятежность сменила привычная хмурость, и вернулся в дом.

Я не мог знать наверняка. С Хаусом никогда нельзя быть полностью уверенным, что ты правильно понял ситуацию.
Я посидел в машине, перевел дух и решил сделать вид, что ничего этого не видел.
Я зашел в дом, поздаровался с другом и, оставив пиджак и портфель в гостиной, пошел на кухню.

Хаус напевал и был, на редкость, в хорошем настроении.
Я не хотел ничего знать. Это его дело, с кем и когда спать. Но мне было немного не по себе.

Он, будучи человеком очень внимательным и проницательным, сразу понял, что что-то не так.

-Все нормально, Уилсон?
-Да. А почему ты спрашиваешь?

Я выглядел глупо, но это была попытка выиграть время и соврать получше.

-Ты какой-то странный. Взволнованный, встревоженный. Как будто тебя что-то очень шокировало по дороге домой.

Черт. Мне не выкрутиться. Он точно знает, что я знаю. Он не мог меня не заметить, пока я ждал в машине под домом. Черт!

-Просто устал на работе. Извини.

Зачем я извинился? Просить прощения, значит чувствовать вину. А я виноват в том, что узнал его секрет. Я не лез в его жизнь. Не надо было приглашать Чейза домой за полчаса до моего прихода. Можно было просто снять номер и сохранить полную анонимность.
Прекрасно, теперь я злюсь. На Хауса. За то, что он скрывал от меня эту грандиозную деталь своей жизни.
-Со мной все в порядке. Оставь меня в покое. Я очень устал, Хаус.

Я злился и краснел.
Хаус замер и недоверчиво сощурился.

-Ты все видел. - сказал он спокойным тоном.
-Я не понимаю, о чем ты.

Начал я глупо оправдываться, мысленно ругая себя за свою трусость и слабость.

-Прекрати, Уилсон. Да, я спал с Чейзом. Тебе какое дело? Боишься, что я тебя изнасилую, или что ты теперь не сможешь ходить по квартире в трусах? Или что все изменится и тебе теперь придется переживать не только за мою инвалидность, но еще и за ориентацию?

Говоря каждую фразу, он подходил ко мне на шаг ближе. Его напряженное и взволнованное лицо было в нескольких сантиметрах от меня. Он продолжал говорить, срываясь на повышенные тона, а я чувствовал его резкое дыхание на своем лице.

И мне вдруг очень захотелось его поцеловать. Захотелось так, что я не понимал, что делаю.
У меня дрожали руки и коленки, и я не мог смотреть ему в глаза. Мои щеки горели и краснели. Голова кружилась от возбуждения. Я переминался с ноги на ногу, потому что становилось не удобно стоять — моя эрекция реагировала на каждое его слово, на каждый полутон в его голосе плавными рывками вверх.

И тогда, уже не помню, как именно, я поцеловал его, обхватывая за шею.
Он резко оттолкнул меня и закричал, что я веду себя как идиот.


Он пошел в гостиную и еще долго злился, делая вид, что смотрит телевизор.

Да, я повел себя как идиот. Что на меня нашло?
Кажется, я понял. Я злился не потому, что он скрывал от меня свою бисексуальность. А потому, что переспал с Чейзом, а не со своим лучшим другом, онкологом.

URL
23:11 

Freakoid
Ghosts can laugh but they're already dead
«Проблемы охотятся стаями»
Уилсон/Чейз
Интерпретация m.fanfiction.net/s/5445074/1/

Когда у Уилсона умер пациент на операционном столе, у него случился настоящий шок. Картина мигающих и орущих мониторов, остановка дыхания и сердца снились ему в кошмарах не одну неделю. Самое интересное то, что Уилсон тогда даже не оперировал. Это случилось в смену Чейза.
Прокол номер раз.

Кадди заподозрила случай халатности и отстранила Уилсона от дел.
Когда тот пошел за помощью и утешением к Хаусу, то не получил ни того, ни другого. Мало того, Хаус посмеялся над ним и отправил прочь. Тогда Уилсон со злости ударил стул и травмировал ногу.

Чейз нашел его в то утро на парковке. Предложил выпить. И поехать к себе.
На то время он встречался с Камерон, но ее постоянная привычка всех жалеть и уныние угнетали Чейза. Уилсон тоже не хотел видеть Хауса, потому и согласился остаться у Чейза.

Они были выпившими, и не соображали, что делали.
Когда Чейз прижал Уилсона к стенке для страстного поцелуя, Уилсону было плевать на последствия. Чейз не знал, что между Хаусом и Уилсоном что-то было. И ему тоже было плевать на это.
Они оба изменяли. Но времени на размышления плохо это или нет, не было.

Уилсон хотел отыметь Чейза, представляя, что это Хаус, здесь и сейчас, перегнув его через первый попавшийся стол или кресло. Из-за ноги Уилсон был осторожен с Хаусом во время секса. Но у Чейза не было никаких «заводских дефектов», поэтому он решил воспользоваться чудесным случаем.

Но Чейз сам очень хотел отыметь коллегу. Сорвав с него одежду и завязав руки за спиной, он целовал его грубо и жадно. Потом они маневрами перебрались в спальню, на кровать.
И когда Чейз швырнул Уилсона и ткнул лицом в подушку и снял с него штаны, тот зажмурился и представлял Хауса.

У обоих голова кружилась от возбуждения и алкоголя, но Чейз старался быть помягче с Уилсоном.
Первое ощущение было — боль и жжение. Но потом все пошло, как надо. Уилсон берег свой зад для Хауса. Он хотел его порадовать, когда настанет время. Но время настало неожиданно. И ему пришлось порадовать Чейза.
После мучительной и, в то же время, приятной ночи, Уилсон финишировал, переполняясь белым жаром и синими вспышками света в глазах.
У Чейза был другой запах. Это был чужой пот, чужой аромат, чужой ритм.
Прокол номер два.

Уилсон вернулся домой под утро. От него пахло чужим шампунем.
Хаус встретил его в дверях кухни с чашкой кофе в одной руке и извинением — в другой.
Он сожалел о случившемся, обещал исправиться. И Уилсон поверил. Как всегда.
Просто вздохнул, грустно улыбнулся и простил Хауса.

Через минуту Хаус уже забыл об извинениях и снова стал гадом.
А к кошмарам Уилсона теперь прибавились угрызения совести за измену.
Прокол номер три.

URL
11:20 

Freakoid
Ghosts can laugh but they're already dead
«Когда Хаус в хорошем настроении, люди сходят с ума»
Хаус/Уилсон
Интерпретация с французского www.fanfiction.net/s/5154701/1/Quand_House_est_...


-Доктор, Кадди. Вы ослепительны.
Кадди недоверчиво посмотрела в сторону команды Хауса и спросила их:
-Он под кайфом?
Форман и 13 только подозрительно таращились на своего босса и молчали, Тауб пожал плечами — видно было, что ему все равно, что там с Хаусом. И только Катнер решился прямо ответить:
-Не знаю. Но он такой с самого утра сегодня.

-Хаус, что с тобой такое?
-У тебя красивая прическа. Я рад тебя видеть. Вот и все.
Хаус улыбнулся, заставив Кадди отступить.
-Он сумасшедший!
Сказала она, выходя из кабинета и не услышала, скорее всего, как Тауб тихо прокомментировал «Как вроде это новость...».
Кадди отправилась на поиски единственного человека, кто мог знать, что происходит с Хаусом.

Кадди зашла в кабинет Уилсона постучав, но не дождавшись ответа «Можно». Уилсон что-то писал, и отложив ручку, открыл рот чтобы что-то сказать... но потом увидел Кадди. Он точно не ее ждал.
-Что с Хаусом?
-С чего начнем? С его ребяческих выходок или сразу перейдем к сволочизму...?
-Я серьезно. С ним что-то не так. У него... хорошее настроение.
Она сказала последнюю фразу так тихо и заговорщески, как если бы Хаус превратился в исчадие Ада, а не в милого дяденьку.
-Ты должен знать, что происходит, Джеймс. Скажи мне. Я не хочу, чтобы в больнице начались слухи.

-Что если я скажу, что он... псих? Тебя устроит такое объяснение?
-Осторожно, сарказм заразителен.
Кадди уселась на диван напротив Уислсона, всем видом показывая, что не уйдет отсюда, пока не получит ответ.
В конце-концов, это же просто Уилсон. Наш старый, добрый Уилсон. Его легко сломать. И еще легче выудить ценную информацию.
Он улыбнулся.
-Прости, Лиза. Он мне весь день голову морочил, и я рад, что Хаус от меня не надолго отстал.
-Что случилось? Рассказывай.
-Ничего особенного.
-Вы поссорились?
Кадди знала, как дорога дружба для Хауса, но он часто подкалыват друга и не церемонится совершенно. На этот раз Уилсон мог обидеться или что-то вроде того.
-Нет. Все нормально. Мы не ссорились. Просто я кое-что сказал ему...
-Что сказал?
Уилсон испугался, что придется рассказывать все как есть. Он покраснел и тактично улыбаясь продолжил.
-Это личное. Это... наши с Хаусом дела. Но думаю, что «хорошее настроение» это часть его очередного хитрого плана. Уверен, не о чем беспокоиться, Лиза.

Лиза смутилась, потому что поняла, что пересекла некую грань. Ей было неловко за свое любопытство. Но Хаус ведь и ее друг. Она имеет право знать, если с ним что-то не так.
-Хорошо. Но предупреди меня, если Хаус решит устроить акцию free hugs в больнице. Я бы с удовольствием посмотрела на это зрелище!
Уилсон рассмеялся и сказал, уже закрывая за Кадди дверь, - я бы тоже.

В то утро.

Уилсон проснулся от странного чувства — от чьего-то присутствия в комнате и пристального взгляда. Он зашевелился и сонно моргая, постарался вспомнить, что вчера было.
Он вспомнил, как напился... и танцевал с вешалкой. У Хауса в квартире.Господи! Он поклялся себе, больше ни с кем не пить. А тем более с Хаусом.
Уилсон, лежащий на диване, окончательно проснулся и увидет перед собой Хауса. Тот странно улыбался и смотрел на него в упор.
-И зачем ты это сказал?
-Что сказал?
Уилсон с ужасом вспомнил еще кое-что: он говорил во сне. Обычно, когда у него бывает неспокойный сон, он может говорить во сне. А этот сон был именно неспокойным... даже очень не спокойным. Как можно оставаться «спокойным», когда тебе снится, что ты на письменном столе, под Хаусом, кричишь от наслаждения? Господи!
-Не понимаю, о чем ты...
-Ты говорил во сне. Ну-ка расскажи мне, что тебе снилось.
Уилсон выпучил глаза от неминуемости и ужаса.
Господи! Он все слышал. Или не все?
-Что именно ты слышал, Хаус? Скажи мне и я расскажу, что мне снилось.
-Не-а. Так не пойдет. Давай выкладывай, Джимми.
Уилсон покачал головой. Он не за что бы не рассказал правду.

-Ну ладно. Я пошел на работу. До скорого.
Хаус направился к выходу, но хищно-довольная улыбка на его губах значила только одно: ты попался, Уилсон.
Уилсон жалел о том, что остался у Хауса. Жалел, что не уехал к себе домой. Жалел, что у него была очень опасная привычка говорить во сне.

Несколько часов спустя.

После неожиданного визита Кадди с распросами о его лучшем друге, Уилсон пошел в кафетерий пообедать. Он не знал, звать Хауса с собой или нет. Но когда тот не нашел его в кабинете, вопрос сам собой отпал.
По дороге на ланч он встретил Камерон.
-Доктор Уилсон?
-Да. Что ты хотела?
Камерон выглядела смущенной и взволнованной.
-Можем поговорить?
-Да, конечно. А в чем проблема?
-В Хаусе.
Уилсон почувствовал растущую тревогу внутри живота.
-Он... он угостил медсестер конфетами.
Уилсон рассмеялся. Он не мог сдержаться, видя обеспокоенное лицо Камерон и то, как все вокруг переживают, что у Хауса хорошее настроение. Будто это повод для беспокойства.
-Это, скорее всего, была взятка.
-Да нет. Он был ...другим. Он изменился. Медсестры были шокированы и побежали сообщить Кадди. Но я остановила их, попросил сначала поговорить с Вами.
-И что нам делать?
-Не знаю. Поговорите с Хаусом. Вы должны знать, почему он себя так ведет.

О, да. Уилсон знал. Еще как знал. И он поговорит с Хаусом. Когда-нибудь. Но не сейчас, не сегодня... Больница не рухнет, если Хаус несколько часов пробудет в хорошем настроении.

Уилсон сел за стол в одиночестве. Обедать спокойно и не волноваться о том, что «кое-кто» будет красть его еду, было очень приятно. Немного скучно, но приятно. Но рано радовался.
-Привет, Джимми!
Послышался голос Хауса, приближающегося к столу. - Не занято?
-Нет.
-Уже забыл, как ты выглядешь.
Уилсон цокнул языком и посмотрел на потолок.
-Прошу, не надо. Хочешь быть милым, хочешь и дальше играть в этот спектакль — дело твое. Но со мной веди себя как обычно.
-Но я не хочу быть милым...
-Прекрати!
-Что, прости?
-Вот это! Прекрати сейчас же. Это просто невыносимо.
Хаус в недоумении посмотрел на своего лучшего друга. Не перебивая его, не подкалывая, не унижая. Да, это было действительно невыносимо.
-Я расскажу тебе свой сон! Но обещай, что прекратишь этот цирк и снова станешь собой.
-Ты только взгляни на него! - Хаус начал.
-Я расскажу, но не здесь. Не хочу, чтобы ты рассмеялся на все кафе и, как обычно, унизил меня.
-И за кого ты меня принимаешь?
-За сволочь. И за Хауса.

Уилсон знал, что ему не сбежать. И он начал:
-Мне снилось, что...
-Дальше.
-...Что ты и я... в общем, что...
-Я знаю, что тебе снился я. Но я хочу подробностей.
-...Знаешь?
-Да. Дальше, Уилсон. Не заставляй меня ждать.
-Ты хочешь меня пристыдить?
-Тебе уже стыдно. А это интересно. И что там за сон такой был?
Он взял ломтик картофеля фри из тарелки Уилсона, не отрывая от него взгляд, и положил себе в рот. - Рассказывай и тебе полегчает.
-Не думаю.
Уилсон готов был провалиться сквозь землю.
-Мы... короче говоря, мы вместе спали! Доволен, Хаус?
Хаус был очень доволен. Он ухмылялся и смотрел на Уилсона, не отрывая взгляд.
Уилсон покраснел, вскочил с места, взял поднос, забыв в спешке и панике положить хлеб, и быстро пошел к выходу.
Хаус продолжал бестыже улыбаться. Да, он сделал это!

Познее в тот день.

-Да, мистер Тревор. Лечении довольно болезненное, но я обещаю, что...
Уилсон был остановлен на полу слове звуком от брошенного мячика в стекло.
Пациент и врач посмотрели в окно.
Хаус стоял за дверью на веранде и кивнул головой, прося Уилсона выйти.
-Извините моего друга. - сказал Уилсон поджав губы и скрывая гнев.
-Можно это делать скромнее?
-Не-а. Так веселее.
-Хаус, это не смешно. У меня там тяжело больной пациент...
- А я, между прочим, пришел положить конец твоим страданиям, Джимми.


Хаус подошел ближе к Уилсону и неожиданно опутил руку ему на бедро.
-Так ты любишь обо мне фантазировать?
Уилсон не верил своим ушам.
Хаус подошел еще ближе.
Меньше, чем за секунду Уилсон отчетливо вспомнил свой сон. Не просто вспомнил, он пережил его! Близость, запах Хауса, его мягкие и нежные прикосновения, перерастающие в настойчивые объятия и поцелуи, их одежда на полу кабинета Уилсона, край письменного стола, давящий ему в бедра, когда он нагибается, и то странное, но незабываемо-прекрасное ощущение того, как Хаус входит в него.
Эти мысли заставили дыхание Уилсона ускориться и он прикрыл глаза.
-И почему ты мне раньше не сказал?
Не сказал? А на что он мог расчитывать? Он не думал, что Хаус ответит взаимностью... Он вообще не думал.
Но когда Хаус переместил руку с бедра на зад, Уилсон совершенно забыл, что такое думать.
Они целовались в первый раз, стоя на веранде, в первый раз. И все было так как во сне.
Глубокий голос Хауса вернул Улсона на землю.
-Может, как-нибудь попробуем повторить все, что было в твоем сне... но только в реальности?

В промежутках между стонами и вздохами, теперь уже по-настоящему, которые были громче в реальности, чем ему казалось во сне, Уилсон подумал о том, как отомстить Хаусу... но и как отблагодарить его, конечно, тоже.

@темы: humor, pre-slash, romance, slash

слеш слэш slash

главная